Рубрика | Компании

Политика открытых дверей

Хотя о потенциале развития украинской добывающей отрасли говорят много и охотно, приводя значительные цифры прогнозных запасов, статистика показывает стагнацию отрасли. На протяжении последних трех лет показатели по добыче нефти и газа упрямо снижаются. Глава компаний Shell в Украине и директор ООО «Шелл Юкрейн Эксплорейшн енд Продакшн І», занимающейся разведкой и добычей углеводородов в нашей стране, Патрик Ван Дале считает, чтобы изменить ситуацию к лучшему Украине, нужно смотреть за рамки страны, перенимать лучшее из мировой практики.

«Терминал»: В 2006 г. компания начала совместный проект с «Укргаздобычей » по разработке глубокозалегающих  горизонтов углеводородов на  суше. Почему работа в Украине была начата именно с сухопутных проектов, а не шельфовых? Ведь шельф считается более перспективным и богатым  на нефть и газ.

П. Ван Дале: Shell считает,  что в Украине есть перспективы развития добычи углеводородов как на суше, так и на  шельфе. Мы стремимся и ищем  возможность работать по этим  двум направлениям, и так сложились, что первым был начат  проект на суше. Дело в том, что  компания приняла решение  сконцентрироваться на сложных для разработки залежах,  находящихся на большой глубине под землей. По нашему  мнению, под месторождениями, которые были открыты 2030 лет назад, существует потенциал для добычи. В некоторых  местах газоносные пласты залегают на глубине 4 км, в других –  до 6 км. «Укргаздобыча» располагает интересными для нас лицензиями, но им не хватает технологий и финансов, чтобы самостоятельно и успешно вести  проекты на такой глубине. Украинская компания показала свою заинтересованность в  партнерстве, и так началась наша работа в Украине. Справедливо будет сказать, что шельф – действительно перспективная территория  для развития. Если вы помните,  в 2006 г. мы принимали участие  конкурсе на разработку Прикерченского участка, что показывает нашу заинтересованность в разработке черноморского шельфа. Хотя мы не победили, интерес компании к этому  региону сохраняется. Сейчас мы тратим много сил,  чтобы убедить правительство  провести новый прозрачный  аукцион либо конкурс по участкам на черноморском шельфе.  Украина имела бы большую  пользу от прихода международных компаний – за ними  стоит хороший опыт работы в  подобных проектах, передовые  технологии и знания.

«Терминал»: В таком случае,  как Вы оцениваете инициативу правительства сократить  площадь участков, выставляемых на тендер, до 1 тыс. кв. км?

П. Ван Дале: Мое мнение –  это решение может иметь крайне негативные последствия. Хотя в прессе было опубликовано довольно много комментариев с оценкой запасов углеводородов на шельфе, но ни одна из приведенных цифр не была подтверждена. Поэтому едва ли такие маленькие площади привлекут крупные международные компании. Дело в  том, что работа на шельфе сопряжена с высокими рисками.  Для инвесторов важно понимание баланса меж ду рисками и  результатом, а маленькая площадь не представляет возможности для принятия такого решения. Если рассматривать разработку черноморского шельфа в  целом, а не только в контексте  Украины, то надо отметить, что  Турция в последние годы ведет  активную работу в этом направлении. Она привлекла инвесторов – таких мировых гигантов,  как ExxonMobil, BP, Petrobras – в  том числе благодаря предоставлению достаточно больших площадей на разработку. Мировой  опыт разработки площадей с  недоказанной ресурсной базой таков: работа начинается с  большой территории, которая  постепенно уменьшается по мере исследования. СРП по Прикерченскому участку, площадь  которого составляет 14 тыс. кв.  км, предполагало именно такую  схему работы. Для нас она была приемлемой, поэтому мы совместно с ExxonMobil и принимали участие в том конкурсе. Если же Украина выставит на следующий конкурс блоки по 1 тыс. кв. км, это не будет соответствовать мировой практике, и такому проекту будет сложно успешно конкурировать с другими  возможностями, находящимися в портфеле проектов Shell.

«Терминал»: К сожалению, к  инвесторам сложилось негативное отношение, что не может не удивлять.

П. Ван Дале: За последние  20-30 лет инвестиции в добычу  углеводородов на территории  Украины были слишком низки ми. Следствием такого подхода является то, что объемы добычи либо сохраняются на существующем уровне, либо, что  еще хуже, падают. С каждым годом бурится все меньше скважин, а оборудование, с которым приходится работать государственным компаниям, давно вышло из моды. Чтобы изменить ситуацию  к лучшему, нужно смотреть  за рамки страны, перенимать  лучшее из мировой практики.  Есть международные компании, заинтересованные работать в Украине в партнерстве  с государственными, и мы, конечно же, входим в их число.  Наша компания готова инвестировать, привносить новые  технологии, обучать украинских экспертов – например,  применять мировую практику по оценке недр. Чтобы получить это, стране нужно вести политику открытых дверей. Я часто привожу опыт Бразилии, которая приняла взвешенное решение и, так сказать, открыла двери для инвесторов.  Поинтересуйтесь, какие международные компании там работают сегодня, сколько прибыли  получил государственный бюджет от налогов и бонусов, которые выплачиваются при подписании соглашения на принятие  участия в тендере. Они создали  конкурентную среду: каждый из  инвесторов стремится быть лучшим, что приносит стране только пользу. Думаю, никто в Бразилии не жалеет о принятом решении. Очень часто можно услышать об открытии нового месторождения нефти и газа в Бразилии, а когда мы в последний раз  слышали об открытии большого  месторождения в Украине? Когда Киев приветствовал очередного крупного инвестора в энергетический сектор?

«Терминал»: Корректно ли  финансово сравнивать проекты на шельфе с глубоким бурением на суше?

П. Ван Дале: Это две совершенно разные вещи. Например,  бурение скважины на суше глубиной порядка 6 км может стоить приблизительно $20-40 млн.  Если мы говорим о разработке  шельфа, то порядок цифр начинается со $100 млн на «малой  воде». В частности, в Азовском  море можно использовать платформы, которые стоят на дне.  На «большой воде», где применяются плавающие буровые  установки и платформы, речь  может идти о гораздо больших  суммах. Кроме того, в системах  добычи существуют значительные отличия. Например, на суше можно за $10 млн построить  завод по очистке газа, а такая  же система на шельфе стоит намного дороже. Возвращаясь к дискуссии о  размере участка, выставляемого на тендер, снова отмечу, что  необходимые для таких проектов вложения требуют соответствующих площадей. Таким образом, сначала речь идет о возврате инвестиций, а потом уже  о распределении прибыли. Поэтому мы и говорим о необходимости выставлять на рассмотрение инвесторов адекватную  по размеру территорию как о  возможности доступа к такому количеству углеводородов,  которое способно обеспечить  рентабельность проекта.

«Терминал»: Хотелось бы  вернуться к проекту с «Укргаздобычей». С чем связано малое  количество новостей о нем в  этом году?

П. Ван Дале: Масштабные  проекты по разведке углеводородов растягиваются на годы и, к сожалению, нет причины каждый месяц что-то праздновать. Случаются, как сейчас,  периоды затишья, но не бездействия. На данном этапе мы изучаем информацию, полученную  в ходе проведения 2D сейсмического исследования всех лицензионных площадей, и составляем план закупок. Думаю, что в этом исследовании мы достигли существенного успеха, ведь нам удалось получить данные очень высокого качества, а сам проект был  реализован в условиях строгого соблюдения правил техники безопасности. Как результат, несчастных случаев не было. Полученные данные помогут нам определить местоположение будущих скважин с большей точностью.  Как я уже говорил, мы находимся в процессе организации  закупок – сейчас обсуждается  возможность ввоза в Украину  современного иностранного  бурового станка. Отсутствие новостей, может  быть, даже и к лучшему – мы готовимся к работам уже следующего года. К примеру, у нас запланированы более сложные  исследования – 3D сейсмика  на территории Шебелинского  месторождения.

«Терминал»: С каждой сменой руководства в «Нефтегазе  Украины» ходили слухи о том,  что в совместный проект могут внести изменения относительно увеличения доли украинской стороны. Были такие  попытки?

П. Ван Дале: Вещи такого  порядка не меняются за один  день. В договоре прописаны  обязанности и права сторон,  он также включает положение  о порядке продажи добытого  газа и распределении прибыли. На данном этапе я не могу  огласить пропорции распределения прибыли, но могу сказать,  что мы выполняем свои обязательства и ожидаем этого от  второй стороны. После подписания договора был принят ряд законов и  подзаконных нормативных актов, согласно которым природный газ, добытый предприятиями, в которых часть государства превышает 50%, а также  сторонами по договорам о совместной деятельности с такими предприятиями, должен  был реализовываться для нужд  населения. Однако затем была  принята поправка относительно участников договоров о совместной деятельности: обязательство реализовывать газ для  потребностей населения действует лишь тогда, когда вклад  предприятий, в которых часть  государства превышает 50% в  совместную деятельность, составляет более 50% от общей  стоимости вкладов. Таким образом, действующее законодательство позволяет продавать  газ промышленным потребителям тем участникам договоров  о совместной деятельности, которые отвечают таким критериям. Несмотря на то, что рынок  газа для промышленности также регулируется государством,  на нем цена гораздо выше, поскольку она привязана к стоимости российского газа.

«Терминал»: Как бы Вы оценили качество разработки месторождений в Украине? В последнее время все чаще говорят  о том, что применяемые технологии не позволяют в полной  мере выбрать залежи.

П. Ван Дале: К сожалению,  это правда. В прошлом году мы  пригласили специалистов «Укргаздобычи» посмотреть на разрабатываемое нашей компанией месторождение Гронинген в Нидерландах. Показали  наши технологии, с помощью  которых пытаемся обеспечить  максимально высокий уровень  извлечения газа из длительно  разрабатываемого месторождения. Мне кажется, «Укргаздобыча» с удовольствием использовала бы такие технологии, например, на Шебелинском месторождении. Но это дорогостоящие проекты, которые компания, скорее всего, не сможет  финансировать самостоятельно. Таким образом, перед правительством стоит задача стимулировать партнерство «Нефтегаза Украины» и его дочерних компаний с международными структурами не только в  рамках создания новых проектов, но и в сфере привлечения  партнеров на уже разрабатываемые площади. На мой взгляд,  это позволило бы достичь более высоких уровней добычи за  счет более полного извлечения  углеводородов. На данном этапе технических разработок полностью извлечь находящиеся в  пласте нефть и газ невозможно,  но нужно стараться оставить в  недрах как можно меньше – и  наши технологии могут в этом  помочь.

Автор:

(Всего статей: 4601)

РедакторСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

Дискуссия

  • Європейська комісія рекомендувала російському ПАТ «Газпром» укласти довгостроковий транзитний контракт із новим оператором української газотранспортної системи.

    Про це повідомила пресслужба НАК » Нафтогаз України» Facebook.

    «Єврокомісія рекомендувала Газпрому заключити довгостроковий контракт на значний обсяг за європейськими правилами і з новим українським оператором ГТС, бо це відповідає комерційним інтересам усіх сторін та забезпечує енергетичну безпеку Європи. Це правда», — написали у Нафтогазі.

    НАК наголошує, що російські державні ЗМІ натомість вдаються до фейків.

    «Спроби російських державних ЗМІ переконати когось у тому, що ЄС підтримує прагнення Росії отримати контракт за допомогою політичного тиску — неправда… Будьте обережні, перевіряйте інформацію і її джерела. Такого в найближчі місяці буде багато», — зазначили у Нафтогазі.

    Українська компанія також додала, що Єврокомісія не підтримує прагнення Газпрому за допомогою політичного шантажу уникнути виконання законного арбітражного рішення в Стокгольмі.

    «Термінал» писав, транзитний контракт з Газпромом може бути підписаний за умов повного виконання Україною європейських правил з відділення оператора ГТС. Про це під час п’ятого Українського газового форуму сказав міністр енергетики та захисту довкілля Олексій Оржель.

    Читать все: Анекдоты, газ, Компании, Официоз, Торговля, энергетика

  • Китай продает СПГ уже и Японии
  • Энергосистемы Латвии и Эстонии свяжет новый «энергомост»
  • Нельзя помочь тому
  • Он любил курить на рабочем месте

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: