На пороге войны: глобальное измерение

На пороге войны: глобальное измерение

Военная агрессия России в мире направлена на достижение ее геополитических амбиций.

Казалось бы, эпоха великих геополитических войн осталась в прошлом тысячелетии, а мировое сообщество в своем подавляющем большинстве «заражено» идеями демократического транзита во имя торжества прав человека, экономического благополучия и мира. Однако, как бы странно это не звучало, сегодня существуют все предпосылки к тому, что очередное «великое» геополитическое столкновение выпадет именно на долю живущих в XXI веке поколений. Некоторые эксперты настроены крайне скептично, не исключая вероятности начала очередной мировой войны.

Говорят, что история – хороший учитель, но даже сегодня мотивы глобальных конфликтов в мире отнюдь не изменились. Это по-прежнему власть, признание и деньги. Правда изменилась сама методология ведения войн, которая под давлением популяризации демократических ценностей стала более изощренной. Сами же такие войны стали называть гибридными (состоят из множества компонентов помимо ведения прямых боевых действий, к примеру – информационная пропаганда, экономическое давление и др.). Стоит отметить, что по сравнению с традиционными войнами, гибридные обладают более разрушительным потенциалом, поскольку их результат более стабилен и длительный, так как укореняется в царине общественного сознания.

К сожалению, мировое сообщество громко заговорило о таком типе войны в связи с событиями в Украине, когда Россия, игнорируя международную систему права, аннексировала Крым, а также развязала войну на востоке нашей страны, где национальная идентичность в силу разных обстоятельств оказалась наиболее шаткой.

Однако события 30 сентября заставили переосмыслить место Украины в имперских интересах защитников «русского мира». Международное внимание было переключено на Сирию, где военные самолеты РФ, получив на это официальное разрешение российского парламента, начали бомбить «позиции Исламского государства (ИГИЛ)». По утверждению россиян, такие действия осуществлены по просьбе сирийского президента Башара Асада и направлены на борьбу с терроризмом. Однако такое мнение разделяют далеко не все, усматривая в поведении России скрытые мотивы.

Пообщавшись с ведущими энергетическими экспертами и политологами Украины, приходим к выводу, что терминология гибридной войны, применяемая в последнее время для обозначения украинско-российского конфликта, сегодня приобретает куда более глобальный характер.

Энергетический аспект

Буквально с первыми новостями о российской военной операции в Сирии экспертное сообщество взорвалось комментариями по поводу истинной мотивации таких действий. Наиболее популярной версией оказалась «нефтяная», мол, цены на «черное золото» в мире опустились до рекордных значений, что крайнее плохо для российской экономики, которая питается от энергетического сектора более чем на 50%, а тем более – в условиях международных экономических санкций. Таким образом, путем эскалации конфликта в Сирии Кремль пытается дестабилизировать нефтяной регион, что должно способствовать росту цен. И хотя в своем большинстве эксперты оценили такой план как таков, что не способен глобально изменить ситуацию на перенасыщенном сырьем рынке, в последнее время таки наблюдается тенденция к росту нефтяных котировок.

Ради справедливости необходимо отметить и другие факторы такого положения дел как, к примеру, глобальное сокращение инвестиций в отрасль, а также возможность пересмотра проводимой ОПЕК политики для стабилизации рынка. Но это отдельная тема для обсуждения.

Кандидат политических наук, политолог Дмитрий Гаврилюк отмечает:

«По известным причинам РФ не удовлетворяют сегодняшние низкие цены на нефть и намерения ряда арабских стран и в дальнейшем снижать цену на «черное золото», не исключая шоковую для России цену за баррель в $10 США».

По мнению политолога, участием в сирийской войне РФ не достигнет максимума своих энергетических целей, ведь международная коалиция, объединяющая США, НАТО, Саудовскую Аравию, Турцию и ряд европейских стран, будет только усиливать свою критику российского военного присутствия в Сирии, а также еще больше вооружать сирийскую оппозицию. Кроме того, нефтяным арабским странам будет кулуарно и в дальнейшем предоставляться дипломатическая поддержка, чтобы сохранить энергетическую тенденцию на ближнем востоке, которая заключается в дальнейшем программируемом снижении нефтяных цен.

Президент центра глоба листики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, разглядел в путинской военной мотивации газовую проблематику. Он акцентирует внимание на том, что поддержка режима Асада может быть выгодной России с точки зрения недопущения постройки прямого газопровода из Катара или Ирана через Сирию в ЕС (а такие амбиции существуют), что существенно пошатнет положение «Газпрома» на европейском рынке.

Справка:

Катар обладает одними из самых крупных в мире запасами газа (около 25 трлн кубометров). И в случае прокладки прямой трубы до Турции протяженность маршрута составит лишь 1,8 тыс. км. Для сравнения, длина действующего российского газопровода «Северный поток», по которому газ через Балтийское море идет до побережья Германии, – 1,224 тыс. км. Не стоит исключать также экспорта ресурса из Ирана, недавно освободившегося от международных санкций, газовые запасы которого являются крупнейшими в мире – около 34 трлн кубометров.

На данном этапе замысел РФ в отношении Сирии эксперт оценивает как таков, что удался, ведь «Запад растерян и угнетен». Однако М. Гончар убежден, что в итоге Россия обречена на фиаско, так как стабилизировать ситуацию не сможет по простой причине – для этого нужно задействовать многочисленную армию.

«Не по Сеньке шапка», – иронизирует он.

При этом влияния военного вмешательства РФ недооценивать не стоит, поскольку в нестабильном регионе конкурентные российским проекты реализованы быть не могут. И в этом контексте задумка Кремля удалась.

«Бесхребетность Запада привела к тому, что единственный выход в этой ситуации – переговоры. А это означает капитуляцию перед Путиным», – констатирует М. Гончар.

Эксперт напоминает, что в 2012 г. у западной коалиции был вариант действий по ликвидации режима Асада вплоть до проведения военной наземной операции, но тогда «заднюю включил» американский президент Барак Обама. «Тогда была возможность решить вопрос «малой кровью», а сейчас это придется делать «большой кровью», – говорит эксперт, подчеркивая, что под «большой кровью» надо понимать не обязательно военные действия. Это могут быть и более изощренные методы, к примеру – вверение эмбарго на российскую нефть по иранскому примеру. По мнению эксперта, такая методология будет куда более эффективной, поскольку «речь идет об избавлении невоенными методами РФ одного из наиболее весомых источников дохода, которые живят ее агрессивную машину».

Эксперт, специализирующийся на энергетическом секторе, Наталия Слободян предлагает рассматривать энергетический интерес РФ в сирийском конфликте в трех измерениях – локальном (стремление взять под контроль территории нефтедобычи на северо-востоке Сирии), региональном (нейтрализация возможности реализации проектов по газопроводам из Катара и Ирана через Сирию в ЕС) и глобальном (Россия не в состоянии экономическими инструментами влиять на мировой энергорынок, поэтому использует инструменты жесткой силы, как факторы влияния).

Большая политика

В целом, признавая энергетические мотивы России в сирийском конфликте, большинство экспертов и разного уровня политиков все-таки видят в этой ситуации более глобальный интерес – политический.

К примеру, премьер-министр Украины Арсений Яценюк считает, что отправка российских войск за рубеж явится драматическим шагом к обрушению системы безопасности в мире, а президент Петр Порошенко заявил, что сирийская гуманитарная операция России идет от «тотальной изоляции» и «напоминает начало аннексии Крыма и агрессию на востоке Украины».

Попыткой отвлечь внимание от Украины сирийский конфликт называет Д. Гаврилюк: «Я разделяю позицию российского военного обозревателя и аналитика Павла Фельгенгауэра, который высказал мнение, что Россия предложила Западу помощь в Сирии в надежде на снятие санкций и уступки в «украинском вопросе». Кроме того, считаю, что в среднесрочной перспективе Россия будет пытаться минимизировать внимание международных игроков к войне на Донбассе и самому факту российской аннексии Крыма».

Другие эксперты в российских действиях видят более глобальную политическую игру.

Так, ведущий научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований им. И.Ф. Кураса НАН Украины, доктор политических наук, профессор Галина Зеленько уверена, что интерес Кремля в Сирии обусловлен желанием возродить статус основного геополитического игрока, который был утрачен с развалом социалистического блока: «Речь идет о восстановлении Потсдамской геополитической эпохи. То есть, речь идет о вмешательстве в масштабный конфликт, где Россия наряду с другими участниками конфликта и, прежде всего, США будет решать проблемы Ближнего Востока, борясь с Исламским государством. Тем самым возможность влиять на такой масштабный конфликт будет способствовать возвращению Россией статуса сверхдержавы».

Такой же позиции придерживается и кандидат политических наук, директор Центра общественных отношений Евгений Магда, который заключает: «Россия стремится продемонстрировать, что она является сверхдержавой, заставить Запад считаться с ней и действовать на нескольких фронтах одновременно. Но потенциал РФ далеко не соответствует уровню ее геополитических амбиций».

Прогнозируя развитие событий, Г Зеленько высказывает мнение, что ослабление интереса к Украине означает неспособность РФ воевать на 2 фронта: «Переговоры в нормандской формате в Париже означают, что Россия готова перевести достижения своих целей по Украине в политическую сферу. Учитывая вхождение РФ в сирийский конфликт, Война в Украине отойдет на второй план, а реализация т.н. «Минск 2», по-сути, создает условия для самоустранения наших западных партнеров от урегулирования этого конфликта. Ведь, по их мнению, они заключили рамочные соглашения и своеобразную дорожную карту по урегулированию конфликта, а потому они теперь будут лишь зрителями того, как стороны конфликта выполняют договоренности».

Г. Зеленько не исключает, что сирийский конфликт может перерасти в международный – вроде Афганского. И его развитие будет зависеть исключительно от экономических возможностей сторон.

«В этом смысле Россия имеет заведомо проигрышные позиции при условии сохранения международных экономических санкций. Ведь известно, что экономика России является импортоориентированной на 75%, поэтому, чем больше продолжительность санкций, тем более резкое снижение уровня жизни россиян», – констатирует она.

Для Украины в такой ситуации эксперт видит « своеобразную передышку и создание условия для интенсификации реформ». В то же время Г. Зеленько подчеркивает, что действия России с помощью «мягкой силы» могут оказаться в Украине более успешными, учитывая состояние отечественных политических институтов, экономическое положение, отсутствие государственной информационной политики и слабость государства в целом.

В свою очередь исполнительный директор Центра «Стратегия XXI» А. Чубик с утверждением, что РФ не способна вести более одной войны одновременно, не согласен, поскольку твердо убежден, что Путина не интересует уровень жизни россиян, а торговля нефтью и газом продолжает приносить доходы, которые можно направить на поддержание войны. Однако с переведением украинского конфликта в латентное состояние эксперт согласен: «В Украине активизирован сценарий внутренней дестабилизации, который должен привести к власти пророссийские силы. Относительное затишье на фронте отвлекает внимание как Украинского, так и мирового сообщества от войны на Донбасе. Привлечь внимание Украина может только своими успехами», – подчеркивает он.

По мнению М. Гончара, агрессию РФ в мире стоит воспринимать, как элемент ведения глобальной гибридной войны через попытки создать для Запада множество кризисов. После Украины и Сирии эксперт прогнозирует размораживание карабахского конфликта на Кавказе. При этом наиболее актуальным и опасным для Запада является именно украинский конфликт, поскольку «это здесь – в Европе». Также президент «Стратегии XXI» отмечает, что с эскалацией конфликта в Сирии, Кремль всю активную силу перекинет именно туда. Украинский же конфликт переведен в так называемую интрафазу, когда зерна раздора уже посеяны и гражданский конфликт будет накаляться сам по себе до тех пор, пока не произойдет очередного взрыва.

Таким образом, в действиях России просматривается хорошо спланированная тактика, направленная на реализацию своих имперских геополитических амбиций. Казалось бы, экономика, являющаяся залогом успеха реализации подобного рода планов, учитывая ресурсный потенциал РФ, бесспорно, на стороне затейщика. Однако даже самые продуманные планы имеют свойство давать трещины в силу разных обстоятельств.

Будем надеяться, что на сей раз таким обстоятельством станет консолидация мирового сообщества, которое не позволит злокачественной опухоли российской гибридной агрессии разрастись по телу глобального мира.

Оформить подписку на «Терминал»

Автор:

(Всего статей: 2391)

ЖурналистСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player

Дискуссия

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: