100% за счет возобновляемой энергетики: миф или реальность?

100% за счет возобновляемой энергетики: миф или реальность?
Галина Шмидт, руководитель международного отдела Украинской ветроэнергетической ассоциации (УВЭА)
Андрей Конеченков, директор проектов
возобновляемой энергетики
НТЦ «Психея»

Мировые эксперты считают, что глобальное сообщество должно стремиться к переходу на 100%-но возобновляемую энергию.

На этот вопрос пытались ответить участники 14-й конференции Всемирной ветроэнергетической ассоциации (WWEA), прошедшей с 25 по 28 октября 2015 г. в Иерусалиме, Израиль. В центре внимания конференции, в работе которой приняли участие 340 политиков и экспертов из 30 стран мира, было обсуждение возможных подходов к переходу на полностью возобновляемую энергетику.

Участники конференции высказывали различные мнения по этому вопросу. Но главным и объединяющим было понимание того, что интенсивное развитие возобновляемой энергетики может спасти мир от глобального изменения климата, поможет избежать военных конфликтов, возникающих в современном мире из-за энергоресурсов. Именно возобновляемая энергетика дает возможность бедным странам повысить свой жизненный уровень путем обеспечения доступа к электроэнергии, создания новых рабочих мест, внедрения энерготехнологий за счет использования местных экологически чистых энергоресурсов.

В резолюции, принятой делегатами Всемирной ветро­энергетической конференции, отмечается, что одной из главных задач в реализации поставленных целей ведущим компонентом современного развития ветроэнергетических технологий является широкомасштабная интеграция ветроэнергетических мощностей в существующие энергетические системы, создание умных сетей энергоснабжения – smart grid, и совместное, децентрализованное использование различных возобновляемых технологий. Эта позиция была отражена и в многочисленных презентациях представителей правительств Израиля и Германии, влиятельных международных организаций, таких как IRENA, REN 21, Clobal 100% RE campaign и др.

Какова же позиция WWEA по этому вопросу? Вот как ответил на вопросы «Терминала» Стефан Гзюнгер, генеральный секретарь организации.

– Последнее время WWEA все чаще делает акцент на гармоничном развитии всей возобновляемой энергетики. При этом основным направлением деятельности ассоциации является развитие ветроэнергетического сектора. Более того, тема международной конференции, которую проводит WWEA в 2015 г. «Инновации для перехода на 100% за счет возобновляемой энергетики в гармонии с окружающей средой». Означает ли это, что у WWEA появились новые цели?

– В действительности новой цели нет. Мы продолжаем выполнять основную миссию ассоциации – продвижение использования энергии ветра в сочетании с другими возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ). В связи с тем, что сегодня доля ветроэнергетики в энергобалансе многих странах довольно велика, необходимо думать о том, какая технология возобновляемой энергетики может дополнять ветро­энергетическую. Так как по своей природе энергия ветра является непостоянной (изменчивой), требуется наличие системы аккумулирования, или балансирования энергии. Учитывая, что энергия ветра достигла существенной доли в энергобалансе многих стран мира, необходимо ныне думать о будущей структуре энергосистемы, о том, каким должно быть оптимальное сочетание различных энергоносителей в общем энергобалансе. Не отходя в сторону, а следуя нашей первоначальной, «базовой» миссии, мы изучаем различные комбинации использования технологий ВИЭ. Именно по­этому мы считаем необходимым уже сегодня провести на мировом уровне обсуждения такого вопроса, как достижение энергетической системы, на 100% состоящей из ВИЭ. Эта терминология «100% за счет ВИЭ», наверное, несколько символична. Это означает, что в принципе любая энергия, которую человечество использует, должна быть возобновляемой. Мы заинтересованы в проведении общественно-политических дебатов относительно того, как можно этого достигнуть наилучшим образом. Однако мы не предлагаем одного технического решения для всех стран мира. Решение нужно найти, но мы хотим обратить мировое внимание на те территории и регионы, которые уже смогли достигнуть существенного прогресса в выполнении этой задачи  и, приумножив полученные ими результаты, распространить их во всем мире.

– Как Вы оцениваете развитие возобновляемой энергетики в странах бывшего СССР, где энергетические рынки ориентированы на использование ископаемого топлива?

– Если взять, к примеру, Китай, у которого сегодня установленная ветроэнергетическая мощность достигла почти 130 ГВт, или США, или Индию, и Украину, имеющую наибольший ветроэнергетический рынок среди стран СНГ, на котором установлено более 500 МВт ветроэнергетических мощностей, то сопоставлять очень сложно. Конечно, большое влияние на этот процесс оказывает общеполитическая ситуация.

Тяжелое политико-экономическое положение в Украине негативно влияет на современное развитие возобновляемой энергетики в стране. Однако стремление Украины в Евросоюз и особенно тот факт, что в какой-то день она станет членом Европейского Союза, является стимулом для более широкомасштабного развития ветроэнергетики. Украина должна будет взять на себя и выполнить обязательства по развитию возобновляемых технологий в стране.

Россия уже сделала первый шаг на пути развития возобновляемой энергетики. Но в настоящий момент, безусловно, на этом рынке мало что происходит. К сожалению, отношения между Россией и европейским сообществом сегодня характеризуются высокой степенью напряженности, и сотрудничество практически остановилось. Поэтому рассматривать страны ЕС в качестве примера успешного развития ветроэнергетики в России не приходится. В то же время, учитывая успешное развитие ветроэнергетики в странах-партнерах России по БРИКС – Китае, Бразилии и Индии, да и в ЮАР – сейчас большое внимание уделяется ветроэнергетическим технологиям. Думаю, что у России есть стимулы, чтобы следовать их примеру. И хотя РФ обладает огромными запасами ископаемых энергоносителей, все же в отдаленных районах страны использование гибридных систем, состоящих из ветро- и солнечных установок и дизельного генератора, экономически более выгодно, чем использование только дизельных установок. Поэтому я уверен, что этот рынок будет развиваться даже и без политической поддержки.

В любом случае можно сказать, что в странах бывшего СССР в этом направлении все же предпринимаются какие-то первые шаги.

– В каких странах планируется проведение последующих конференций WWEA?

Следующая конференция WWEA пройдет в Токио (Япония), в следующем году. На 2017 г. планируется проведение конференции в Швеции, затем, возможно, в Бразилии или Австралии. Окончательное решение еще должно быть принято. Но не забывайте, что WWEA также ежегодно проводит международную конференцию и выставку по «малой» ветроэнергетике – Small Wind Energy Summit в городе Хузум (Германия). Причем отмечу, что на этих конференциях и выставках представлены не только технологии «малой» ветроэнергетики, но и другие возобновляемые технологии, поскольку технологии автономного, децентрализованного генерирования энергии прекрасно сочетаются и ближе всего находятся к потребителю.

Кроме того, мы проводим или выступаем соорганизаторами других международных мероприятий по этой теме. Например, еще одна международная конференция 2016 г. будет связана с Японией и посвящается такому набирающему все более широкое распространение в мире явлению, как энергия для местных общин. Использование ветро­энергетических и других возобновляемых технологий для решения энергетических потребностей местных общин постоянно находится в центре внимания деятельности ассоциации. Существует ложное мнение о том, что местные жители не поддерживают развитие ветроэнергетики на их территории, жалуются на шум и «испорченный» ландшафт. Но это совсем не так: нам известно множество примеров того, как местные власти в складчину строят и эксплуатируют ветростанции, не только получая таким образом необходимую всем электро­энергию, но и зарабатывая на ее продаже в сеть.

Именно развитие децентрализованной, распределенной генерации энергии необходимо продвигать на более широкой основе. Именно за этой генерацией – будущее, и в решении этого глобального вопроса мы не можем позволить себе, чтобы по этому поводу возникла общественная оппозиция. И лучший способ обеспечить такое развитие для местной власти – владение или совместное владение ветростанцией.

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ

За день до начала работы конференции на Генеральной ассамблее WWEA был избран новый президент ассоциации. Им стал достопочтенный Петер Эллиот Рае, бывший австралийский сенатор от Либеральной партии штата Виктория, председатель Альянса по возобновляемой энергетике (REN Alliance). Новый президент поделился с «Терминалом» своими планами.

– Последние 8 лет WWEA возглавляли представители азиатского региона – Индии и Китая. Что изменится в политике ассоциации с Вашим приходом, представляющим регион Австралии и Океании?

– Думаю, тот факт, что я представляю регион со значительно меньшей численностью населения, нацию, находящуюся на другом промышленном уровне со своим пониманием «устойчивого развития», дает мне возможность оценить некоторые аспекты ныне существующих в мире потребностей, оценить их с точки зрения того, у кого меньше проблем, а поэтому – выше ответственность, с точки зрения объединения различных технологий для быстрого достижения максимально широкого устойчивого развития. Это один аспект.

Другой: наша ассоциация – это международная организация, деятельность которой охватывает все континенты. По­этому в нашей работе мы должны учитывать специфику различных регионов, предлагая различные подходы как для развитых, так и развивающихся стран, что, по моему мнению, является существенным в объединении всего разнообразия мнений в мире. То есть мы должны помогать в решении проблем, существующих в разных регионах. В качестве примера скажу о проблеме, с которой сталкиваются люди в таких индустриальных странах, как США или Австралия. Эта проблема связана с ростом беспокойства жителей относительно проникновения ветроэнергетики в их жизнь. Подобная ситуация вызвана противниками ветроэнергетического развития, обвиняющими ветроэнергетику во вредном воздействии на их здоровье и стиль жизни. Мы должны успокаивать людей и, конечно, объяснять им ситуацию с надежными фактами в руках. Другими словами, одним из важнейших аспектов деятельности WWEA, как я это вижу, является ответ на критику, избавление людей от беспокойства, вызванного быстрым распространением возобновляемой энергетики в целом и ветро­энергетики в частности.

Вы стояли у истоков основания WWEA и с 2005 по 2011 гг. занимали должность вице-президента ассоциации. Скажите, какие Вы наблюдаете изменения в политике этой организации?

– Никаких изменений в политике ассоциации нет. Руководящим принципом WWEA является ее приверженность быстрому распространению ветро­энергетических технологий, ветроэнергетической промышленности во всем мире. Вместе с тем, изменения, произошедшие за эти годы в целом по всему миру, настолько драматичны, что их трудно передать словами. Драматизм заключается в том, что из небольшой генерации, существующей в ряде стран, ветроэнергетика превратилась в ведущую энергогенерирующую технологию мира. В настоящее время ветроэнергетика развивается в абсолютном большинстве стран мира. Энергетика, работающая на ископаемом топливе, рассматривает ветроэнергетическую промышленность как своего реального конкурента. Это то, чего не было ранее. Мы должны больше концентрировать свое внимание на разрушении мифов и критики, которую сегодня навязывают миру сектор ископаемого топлива и атомная энергетика в отношении возобновляемой энергетики. Представители консервативного подхода считают ВИЭ своими непосредственными конкурентами.

– Какие изменения Вы хотите внести в работу WWEA, возглавив ассоциацию?

Мой послужной список включает и работу в качестве главы крупнейшего в Австралии производителя энергии за счет возобновляемых источников. Этот опыт работы помог мне, во-первых, в обретении понимания того, что для разработки политики, ответственной и в социальном, и в экологическом плане, необходимо большое сотрудничество, а во-вторых, в понимании роли общества в развитии и создании уверенности в необходимости устойчивого развития. Это те вопросы, которые широкое сообщество может решить более эффективно и результативно, чем одиночки. Еще одно соображение: накопленный мною опыт, который я считаю очень важным, – это создание ассоциации, объединяющей представителей различных направлений возобновляемой энергетики. Я убежден, что объединение широких знаний людей в разных странах является важной платформой, которая сможет повлиять на осознание роли ветроэнергетики в мире, роли устойчивого развития и роли всех возобновляемых источников энергии.

Наша ответственность заключается в том, что мы являемся «первым контактным лицом» для местных жителей. Мы должны четко объяснять  им нашу позицию, детально отвечать на все их вопросы. Думаю, что такая работа должна проводиться в первую очередь в виде обучения. Мы должны содействовать созданию общественного понимания тех преимуществ и выгод, которые несут в себе ветроэнергетические технологии. Тогда не будет недоверия и сопротивления со стороны местных общин.

Источник: «Терминал» №45 (787) от 9 ноября 2015 г.

Оформить подписку на издание

Автор:

(Всего статей: 17187)

РедакцияСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление
  • Георгий Иванов

    Не миф, а просто бизнес! Вспомните А. Клюева.

  • Andriy Konechenkov

    К сожалению в Украине так и происходит. Так изгадить идею, которая получила развитие во всем мире, могут только так называемые «бизнесмены» не думающие о будущем нашей страны! Альтернативы «зеленой» энергетике нет. Во всем мире она несет мир и процветание, развитие национальной экономики и энергонезависимость.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

Дискуссия

  • Япония, которая является крупнейшим в мире покупателем сжиженного природного газа, в июле получила первую партию СПГ из Китая.

    Об этом пишет Прайм, ссылаясь на Рейтер.

    Груз объемом 70,56 тысячи тонн СПГ был отправлен с терминала Хайнаня, которым управляет государственная китайская компания CNOOC Ltd. Он прибыл на терминал возле города Нагоя в Японии, которым управляют японские компании Toho Gas и JERA.

    Как пишет агентство, это первая поставка СПГ из Китая в Японию с 1988 года, когда японские власти начали публиковать статистику по экспорту и импорту. «Данная отгрузка демонстрирует растущую гибкость азиатского рынка СПГ», — отмечает агентство.

    Китай стал вторым по величине в мире покупателем СПГ на фоне роста потребления газа внутри страны. Однако страна начала реэкспортные поставки на фоне снижения потребления газа в летний период, а японские клиенты покупают его, чтобы сократить свои расходы на энергоносители. По данным агентства, партия СПГ из Китая обошлась значительно дешевле, чем страна в среднем тратила в июле на закупку энергоносителей.

    Япония является крупнейшим в мире покупателем СПГ. По последним данным, которые сообщали СМИ в прошлом месяце, общий объем импорта СПГ Японии в июне составил 5,2 миллиона тонн, что на 6,3% ниже показателя годичной давности.

    Читать все: Анекдоты, Др. страны, Компании, Торговля, энергетика

  • Энергосистемы Латвии и Эстонии свяжет новый «энергомост»
  • Нельзя помочь тому
  • Он любил курить на рабочем месте
  • – Пап, а чем революции отличаются от переворотов?

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: