Запас как залог суверенитета

Запас как залог суверенитета

Ни одному враждебно настроенному государству невозможно противостоять, не располагая резервами нефти и нефтепродуктов.

В условиях гибридной войны с Российской Федерацией и беспрецедентного давления западных «партнеров» на Кабмин украинские политики начинают понимать, что антикризисное управление – это не ручное перераспределение дефицитных ресурсов, а разработка и реализация системных решений по предотвращению нежелательных явлений, работе в условиях кризиса и выходу из него с наименьшими потерями. Банкиры и юристы, писатели и историки, занявшие ключевые посты в руководстве страны, понемногу осознают, что национальная экономика не выстоит, если не снабжать ее бензином и дизелем в необходимых объемах, а дальнейшее промедление с формированием в Украине минимальных запасов нефти и нефтепродуктов может стоить нашей стране суверенитета.

Поскольку в октябре 2012 г. Украина присоединилась к решению Совета министров Энергетического сообщества D/2012/03/MC-EnC по выполнению Директивы 2009/119/ЕС Европейского парламента и Совета о создании минимальных запасов нефти и нефтепродуктов, она обязана до 1 января 2023 г. сформировать постоянный резерв в расчете:

  • на 90 дней среднесуточного импорта;
  • или на 61-дневное потребление при обычном уровне спроса, если этот показатель выше.

Столь длительный срок не должен вводить в заблуждение, так как создание требуемых запасов «с нуля» является длительным и затратным процессом. Например, Венгрии для создания постоянного резерва в соответствии с 61-дневным нормативом потребовалось четыре, Румынии – пять лет. При этом для формирования соответствующего запаса нефти в Украине необходимо $2 млрд капитальных и $50 млн в год операционных затрат; для аналогичного резерва нефтепродуктов: $100…200 млн – на подготовку соответствующей инфраструктуры, $400…600 млн в год – на формирование самого запаса и $20…40 млн в год, чтобы обеспечить необходимые условия его хранения и обновления.

Перед созданием самих запасов необходимо к тому же:

  1. дополнить действующее законодательство нормативно-правовыми актами, регулирующими организационно-экономические основы формирования и управления резервом нефти и нефтепродуктов, в частности установить рациональное соотношение между государственными и коммерческими запасами, разработать механизмы и условия их формирования, хранения, использования и обновления;
  2. создать институциональную структуру по управлению таким запасом, что, в частности, предусматривает:
  • выбор агентства, которое в пределах своих полномочий будет определять структуру запаса и управлять им, а также исполнительной компании­-оператора;
  • привлечение к формированию запаса участников топливного рынка;
  • разработку регламента работы всех участников создания, обслуживания и функцио­нирования запаса;
  • выделение минимальных запасов нефти и нефтепродуктов, создаваемых в соответствии с Директивой 2009/119/ЕС, из государственных запасов особого периода и других целевых запасов страны;
  • формирование инфраструктуры запаса с учетом потребностей регионов, а также имеющегося на их территории резервуарного парка нефтедобывающих, нефтетранспортных и нефтеперерабатывающих предприятий, морских и железнодорожных терминалов, предприятий нефтепродуктообеспечения, армейских и ведомственных нефтебаз;
  • создание системы раскрытия информации о формировании, хранении, использовании, обновлении запаса.

Руководствуясь этими соображениями, 8 апреля 2015 г. Кабинет Министров Украины утвердил план имплементации Директивы. В рамках предусмотренных им работ будет принят закон о поддержке минимальных запасов нефти и нефтепродуктов и выбрана модель управления ими, рекомендованная секретариатом Энергетического сообщества.

В соответствии с ней сформированными в стране запасами будет управлять агентство, образованное участниками рынка и представителями органов государственной власти. При этом последние будут иметь решающий голос в кризисных ситуациях. Агентство предполагается финансировать за счет бюджета, взносов участников, а также привлеченных средств. Частным соинвесторам такого предприятия в обмен на помощь в формировании запаса, скорее всего, будут предложены определенные льготы (например, финансовые отсрочки). Похожие модели используют шестнадцать стран-членов ЕС.

К сожалению, определение источников финансирования для закупки минимальных запасов нефти и нефтепродуктов отодвинуто разработчиками плана имплементации на январь 2017-го, хотя уже сегодня можно было бы опробовать, по меньшей мере, два механизма финансирования. Ими могут стать:

  • закупка нефтепродуктов за счет средств, вырученных от повышения уровня налого­обложения бензина и дизельного топлива. Для формирования запаса по 61-дневному нормативу за шесть лет достаточно будет увеличить акцизный налог на бензин и дизельное топливо на 22 и 20 евро/т соответственно (или на 50 коп. в пересчете на литр). Разумеется, следует разъяснить гражданам Украины необходимость такого шага и законодательно предусмотреть целевое направление указанных средств на создание в стране запаса нефтепродуктов;
  • договоры резервирования, предоставляющие право выкупа в любой момент и по рыночным ценам запасов, принадлежащих сторонним финансовым компаниям. Соответствующие услуги предоставляются агентствам, не располагающим достаточными резервами, международными банками, в частности Goldman Sachs, под 2…3% годовых (такое предложение уже поступало в НАК «Нефтегаз Украины» в мае 2012 г.).

Тем не менее, несмотря на позитивные изменения в имплементации Директивы 2009/119/ЕС в Украине, на протяжении двух последних лет риторика о «создании стратегических запасов» используется главным образом для оправдания правонарушений, совершенных, по мнению правоохранительных органов, отдельными участниками рынка.

В частности, после откачки в марте-мае 2014 г. около 675 тыс. т технологического сырья из магистральных нефтепроводов Украины представители гражданского общества так и не получили от органов государственной власти внятного объяснения причин такого шага.

Его необходимость связывалась в том числе с угрозой захвата сырья сепаратистами, хотя объем ресурса в зоне проведения антитеррористической операции составлял только 200 тыс. т. Сообщалось, что Минэнергоуглепром работал над проектом правительственного распоряжения, в соответствии с которым вся откачанная нефть передавалась Государственному агентству резерва Украины. Заявлялось и о намерениях правительства переработать это сырье, поставив полученный из нее мазут на ТЭС для замещения 3 млрд куб. м российского газа.

В свою очередь, «Укртранснефть» планировала создать на базе откачанной нефти «свой» стратегический резерв. Около 400 тыс. т сырья компания предлагала переработать на Кременчугском НПЗ, а 275 тыс. т разместить на ответственном хранении. Впрочем, вы­играть от такого развития событий могла бы разве что группа «Приват», контролировавшая как завод, так и резервуарные мощности.

Поскольку работы по вытеснению нефти шли при отсутствии проектной документации, без проведения экологической экспертизы, подтверждения права собственности на нефть, согласования с Каб­мином и Минэнергоуглепромом, Генеральной Прокуратурой была начата проверка их законности. С другой стороны, в мае 2015-го Служба безопасности Украины инициировала расследование факта подписания соглашений об ответственном хранении откачанной нефти, заключенных «Укртранснефтью» со структурами группы «Приват», которые, по мнению правоохранителей, нанесли государству ущерб в 456 млн грн. 13 июля 2015 г. инвентаризация, проведенная новым руководством транспортного монополиста на Кременчугском НПЗ, выявила подмену украинской нефтью подлежащего хранению сырья сорта Urals. Однако представители группы «Приват» тут же обвинили проверяющих в преследовании интересов ее основных конкурентов.

Дальнейшее обострение конфликта между правительством, Минэнергоуглепромом и НАК «Нефтегаз Украины», с одной стороны, и группой «Приват» – с другой может значительно усложнить создание минимальных запасов, так как последняя контролирует «Укрнефть» », добывающую свыше 70% нефти с газовым конденсатом, единственный действующий в Украине НПЗ и более 1 млн т резервуарных мощностей.

Учитывая это, запасы нефти и нефтепродуктов следует формировать поэтапно. Однако недопустимо откладывать начало закупок на январь 2017 г. (как в плане имплементации Директивы 2009/119/ЕС), тем более что Европейской комиссии уже представлен проект документа по увеличению постоянного резерва до 120 дней среднесуточного импорта или 91-дневного потребления при обычном уровне спроса.

Поскольку структура запаса должна предусматривать оперативное реагирование на резкое изменение внешней и внутренней конъюнктуры, резервировать сырье отечественной добычи (в размере 25% его годового потребления) на первом этапе формирования минимальных запасов нецелесообразно. К тому же, единственный действующий в Украине Кременчугский НПЗ контролируется группой «Приват», интересы которой не всегда совпадают с государственными.

В связи с этим первоочередной задачей должно стать создание запаса моторного топлива, рассчитанного на 20-дневное потребление при обычном уровне спроса (550 тыс. т), с дальнейшим наращиванием его объема каждым субъектом хозяйствования, работающим на рынке, до 10% от ежегодной реализации.

Его наличие, помимо всего прочего, позволит предотвратить возможное эмбарго на экспорт нефтепродуктов из стран Таможенного союза, а также введение прямого или опосредованного запрета на транзит топлива через территорию Республики Беларусь. Такое блокирование поставок приведет к образованию дефицита нефтепродуктов в объеме 5 млн т (в пересчете на год), который можно будет компенсировать за счет наличных резервов лишь на четверть, в то время как текущего запаса на внутреннем рынке хватает не более чем на 12 суток. Поскольку нефтепродукты являются инфраструктурными товарами, их недостаток способен привести к кумулятивному росту цен на товары и услуги, снижению и так невысокой платежеспособности населения и усилению социального недовольства, прежде всего в восточных и южных регионах страны. Но если во время кризисов начала 1990-х, 1998-го и 2005 гг. протесты населения не угрожали целостности Украины, то сегодня они способны привести к частичной (а то и полной) утрате суверенитета.

Структура запаса на первом этапе его создания должна соответствовать структуре продаж светлых нефтепродуктов за наличный расчет (65% бензина и 35% дизельного топлива), а именно 350 тыс. т бензина марки А-95-Евро вида ІІ и 200 тыс. т дизельного топлива (в апреле-октябре – марки Л; в ноябре-марте – марки З).

Запасы нефтепродуктов должны быть децентрализованы и распределены следующим образом:

  • в западном регионе (Волынская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Ровенская, Тернопольская, Хмельницкая, Черновицкая облоасти) – 27% общего запаса, в том числе во Львовской области – 7%;
  • в северном регионе (Житомирская, Киевская, Сумская, Черниговская) – 23%, в том числе в Киевской области – 18%;
  • в центральном регионе (Винницкая, Днепропетровская, Кировоградская, Полтавская, Черкасская области) – 20%, в том числе в Днепропетровской – 8%;
  • в восточном регионе (Донецкая, Луганская, Харьковская) и Запорожской области – 17%;
  • в южном регионе (Одесская, Николаевская, Херсонская области) – 13%.

Для хранения моторного топлива могут быть использованы мощности участников рынка (объемом свыше 1 млн т, в том числе группы «Приват» – 700 тыс. т), резервуары Минобороны (до 900 тыс. т), МНТ «Южный» (170 тыс. т) и других перевалок, ГП «Укртранснефтепродукт» (около 30 тыс. т) и ПАО «Укргаздобыча» (20 тыс. т), инвентаризацию которых следует провести незамедлительно.

Решение об использовании запаса каждого из видов нефтепродуктов должно приниматься для каждого региона отдельно в случае роста розничных цен на соответствующий ресурс более чем на 5% в течение десяти суток.

На следующем этапе необходимо предусмотреть увеличение резервируемых объемов до 3,08 млн т, в том числе до 1,35 млн т дизельного топлива и 1,13 млн т бензина.

Закупку нефтепродуктов для формирования запаса нужно осуществлять при необходимости и в периоды прогнозируемого снижения цен на нефть с учетом временного лага в 2…3 недели. Обновление резерва необходимо выполнять дважды в год в период прогнозируемого подорожания нефтепродуктов, но не более чем на четверть. При этом прогнозирование ценовой динамики должно осуществляться с использованием сценарных моделей, которые опираются на гипотезы об экономических процессах, происходящих на топливном рынке.

Если судить по недавним заявлениям нового руководства Государственного агентства резерва Украины, решения о нефтяных закромах осталось ждать недолго. Главное здесь – не опоздать.

Источник: «Терминал» №45 (787) от 9 ноября 2015 г.

Оформить подписку на издание

Автор:

(Всего статей: 526)

Заместитель директора по специальным проектамСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

Дискуссия

  • Япония, которая является крупнейшим в мире покупателем сжиженного природного газа, в июле получила первую партию СПГ из Китая.

    Об этом пишет Прайм, ссылаясь на Рейтер.

    Груз объемом 70,56 тысячи тонн СПГ был отправлен с терминала Хайнаня, которым управляет государственная китайская компания CNOOC Ltd. Он прибыл на терминал возле города Нагоя в Японии, которым управляют японские компании Toho Gas и JERA.

    Как пишет агентство, это первая поставка СПГ из Китая в Японию с 1988 года, когда японские власти начали публиковать статистику по экспорту и импорту. «Данная отгрузка демонстрирует растущую гибкость азиатского рынка СПГ», — отмечает агентство.

    Китай стал вторым по величине в мире покупателем СПГ на фоне роста потребления газа внутри страны. Однако страна начала реэкспортные поставки на фоне снижения потребления газа в летний период, а японские клиенты покупают его, чтобы сократить свои расходы на энергоносители. По данным агентства, партия СПГ из Китая обошлась значительно дешевле, чем страна в среднем тратила в июле на закупку энергоносителей.

    Япония является крупнейшим в мире покупателем СПГ. По последним данным, которые сообщали СМИ в прошлом месяце, общий объем импорта СПГ Японии в июне составил 5,2 миллиона тонн, что на 6,3% ниже показателя годичной давности.

    Читать все: Анекдоты, Др. страны, Компании, Торговля, энергетика

  • Энергосистемы Латвии и Эстонии свяжет новый «энергомост»
  • Нельзя помочь тому
  • Он любил курить на рабочем месте
  • – Пап, а чем революции отличаются от переворотов?

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: