Рубрика | Украина

Резервный приоритет

Резервный приоритет

Создание стабилизационного топливного запаса в приоритетах нового руководства Государственного агентства резерва Украины

Недавно Государственное агентство резерва Украины (Госрезерв) получило новое руководство, а страна – новую надежду на то, что критически важный для энергозависимой Украины стабилизационный запас нефти и нефтепродуктов все же будет создан. Такие утешительные выводы напрашиваются, пообщавшись с руководителем Госрезерва Вадимом Мосийчуком, который дал «Терминалу» эксклюзивное интервью.

Вадим Адамович, как лично Вы относитесь к тому, что до сих пор в Украине не создан стабилизационный запас нефти, нефтепродуктов и других энергоносителей? Может ли себе позволить такое страна, находящаяся в состоянии войны, и 85% потребностей которой в топливе покрывает импорт? Что уже сделано для решения этого вопроса? Какие планы и перспективы?

Кабинетом Министров Украины и министром экономразвития Айваросом Абромавичусом была поставлена задача реформирования государственного резерва по европейской модели, что в теории предполагает и создание нового топливного резерва. В процессе работы обнаружен интересный факт – в странах-соседях Украины (Польша, Литва, Эстония, Венгрия, Чехия, Словакия) уже давно создан так называемый запас нефти и нефтепродуктов, согласно Директиве 2009/119/ЕС от 2009 года. Украина, наверное, единственная страна Евразии, которая не сформировала эти запасы. Что самое интересное? Оказывается, концепция формирования таких запасов была разработана еще во времена премьерства Юлии Тимошенко в 2009 году. В принципе, документ неплохой – обоснованный, качественный, с определенными показателями. Но с 2009 года в данном направлении фактически по настоящий момент не было сделано абсолютно ничего.

С чем это связано?

Либо со стратегической недальновидностью предыдущего руководства государства, либо, как минимум, с нежеланием. Но первое, на что надо ответить, а зачем вообще эти запасы нужны? Директива ЕС говорит о том, что они нужны на случай чрезвычайных ситуаций на нефтяном рынке. Это могут быть разные ситуации: какой-то обрыв предложений по рынку, существенный дисбаланс между предложением и спросом, чрезвычайная ситуация. И на все эти случаи стабилизационный запас должен быть – либо на 61 день среднесуточного потребления, либо на 90 дней среднесуточного чистого импорта. В Украине за последние месяцы была сформирована Рабочая группа, которая фактически по нашей инициативе провела свое первое заседание. Сначала она была создана под эгидой Министерства энергетики и угольной промышленности Украины во исполнение поручения премьер-министра Украины от апреля 2015 года. Сейчас мы совместно с Минэнерго при содействии Европейского энергетического сообщества договорились о том, что лидером этой группы будет Государственное агентство резерва Украины. Задача этой структуры – разработать и подать на рассмотрение Кабмина план стратегических действий по имплементации вышеупомянутой евродирективы в украинское законодательство. Еще раз хочу подчеркнуть, что Украина, подписывая документы по ассоциации с ЕС, взяла на себя обязательства по созданию минимальных запасов нефти и нефтепродуктов.

Каков конечный срок накопления этих запасов?

Конечный срок имплементации или фактического накопления этих запасов – 1 января 2023 года. По словам наших экспертов и по опыту других стран, времени на самом деле очень мало, так как запасы необходимо сформировать за счет определенных источников. Если разбить процесс накопления запасов по годам, то увидим, что на закупку ресурса нужны достаточно существенные финансовые вливания. Эти деньги не появляются сразу из воздуха.

Из чего будет состоять этот запас?

В принципе, евродиректива нас не ограничивает в продуктовом ряде этого запаса. По мнению Госрезерва, этот резерв должен состоять из не менее 75% конечного продукта (дизтоплива, бензина, авиатоплива) и не более 25% из сырой нефти. Такая позиция обоснована следующим: сегодняшняя конъюнктура рынка в Украине говорит о том, что быстро, оперативно и эффективно, то есть без лишних затрат, переработать нефть в конечный продукт у нас не получится по одной простой причине – у нас есть единственный работающий нефтеперерабатывающий завод – Кременчугский НПЗ. Соответственно, создание запасов нефти при предположении, что мы планируем перерабатывать ее только на одном заводе, создает дополнительные риски. Именно поэтому мы хотим сформировать запасы, по большей части состоящие из нефтепродуктов. Кроме того, пообщавшись с руководителями государственных резервов в других странах, я вижу, что общая тенденция, как минимум, стран Восточной Европы – это переход на хранение не нефти, а именно нефтепродуктов. С помощью конечного продукта мы можем оперативно выходить на рынок и обеспечивать дополнительные предложения, а также взаимовыгодно помогать нашим странам-соседям и так далее.

Как Вы видите источники формирования топливного резерва?

Здесь необходимо посмотреть, как работают другие страны. Я бы предложил отвечать структурировано – в рамках тех вопросов, которые задали наши коллеги из Европейского энергетического сообщества. Был, например, вот такой вопрос политический с их стороны: кто ответственен за формирование этих запасов? И дают наводящие мысли – правительство, государственный орган, какое-то отдельное юридическое лицо, трейдеры. Действительно, есть разные методики по формированию этих запасов в разных странах. Например, Швеция, Италия, Люксембург формируют запасы с помощью именно трейдеров. В таких странах, как Польша, Чехия, Словакия запасы формируются государством. Также существует вариант, согласно которому топливные запасы формируются так называемыми агентствами – отдельными юридическими лицами (Венгрия, Эстония, Ирландия, Словения, Хорватия). По нашему мнению, Украине все-таки следует пойти последним путем.

А смешанный вариант не рассматривается?

Нет, евродирективой предусмотрена только одна структура. Еще раз скажу, что эксперты ЕС и мы за создания отдельного юридического лица, по нашему мнению – государственной организации с расширенными полномочиями и наблюдательным советом. Под чьим, что называется, «крылом» оно должно быть? Если брать опыт наших стран-соседей, то в целом, мы видим, что стабилизационные запасы формировались изначально «под крылом» государственного резерва. В рамках заседаний нашей Рабочей группы мы пришли к выводу, что в целом такую структуру возможно сформировать «под крылом» Госрезерва. Это логично, поскольку Государственное агентство резерва Украины знает, как осуществлять закупки, знает порядок проведения всех процедур по накоплению материальных ценностей, в частности нефти и нефтепродуктов, владеет всеми процедурами по отпуску, а также емкостями по хранению нефтепродуктов, правда, только светлых. То есть, грубо говоря, сформирована вся база для того, чтобы запустить этот механизм. Как финансировать эту систему? Наводящие ответы, которые нам дают европейские эксперты, выглядят так: государственный бюджет, банковские кредиты, комиссии, определенные налоги. Уверен, что здесь тоже нужно смотреть на опыт других стран. Для Литвы, к примеру, это объединенная модель, когда с одной стороны в обязательном порядке формируются запасы из частного сектора (не менее 60 дней среднесуточного потребления) и с другой – 30 дней ложится на агентство. Совокупно получается 90 дней запасов нефти и нефтепродуктов. В Венгрии, с этой целью создана определенная ассоциация, которая заключила договор на револьверную кредитную линию с международными финансовыми институтами. Одномоментно они закупили топливо, а платят только проценты по этой кредитной линии и расходы по хранению. Также стоит отметить, что эти проценты и комиссии платятся участниками рынка – нефтетрейдерами, которые в обязательном порядке должны быть в рамках созданной ассоциации. В Польше также функционирует смешанная модель, когда с одной стороны обязательства ложатся на рынок. Эта система выглядит примерно так: агентство формирует запас в районе 22 дней среднесуточного потребления, а частный сектор берет на себя обязательство на 68 дней.

Цены на нефть, в принципе, сейчас идут вниз. Но эксперты прогнозируют, что со временем они будут расти. К 2023 году нет риска, что цены поднимутся, и придется покупать ресурс для украинского резерва дороже?

Отличный вопрос. Это и есть то конкурентное преимущество, которое Украина может использовать – конъюнктура рынка. Наши западные коллеги нам прямо так и говорят. У нашей страны есть реальный шанс. Когда цены на топливо находятся фактически около дна, и они будут некоторое время колебаться на этом уровне, мы можем без дополнительных, лишних финансовых вложений накапливать эти запасы из года в год, чтобы к дате «Х» пополнить запасы, тем самым сэкономив достаточно большую сумму денежных средств. Это надо использовать. Откладывать в ящик формирование этих запасов нельзя, а с финансовой точки зрения, наверное, и преступно было бы.

Насчет нефтепродуктов. По Вашим словам, структура запасов должна выглядеть так: не менее 75% готовых нефтепродуктов и не более 25% сырой нефти. Но нефтепродукты закупаются у нас в основном по импорту. Как будет формироваться топливный резерв, учитывая этот факт?

Похожие вопросы задают и наши коллеги из ЕС. Что держать – конечный продукт, или нефть. Свою точку зрения по этому поводу я уже высказал – бензин, дизель, авиатопливо. Где держать запасы нефтепродуктов? Варианты ответов от европейцев: внутри страны, за границей, на собственных или арендованных емкостях, в едином месте или раздельно, иметь возможность закупать или иметь физически это топливо? Евродиректива на самом деле позволяет хранить топливо, в том числе и за границей. Мы можем делегировать другим компаниям право хранить эти запасы. Где купить? Мы знаем, что у нас практически все топливо импортируется. Завозят его к нам, скажем так, наши крупные компании и некрупные, и «в белую», и не «в белую». К тому же, качество не всегда отвечает тому, что задекларировано. В связи с этим Госрезерв на своем примере инициирует программу по приведению технических стандартов топлива, которое будет закладываться в резерв, в соответствие со стандартами, существующими в Евросоюзе. Что это за стандарты? Мы пообщались с нашими коллегами из-за рубежа и пришли к тому, что компании, агентства, которые формируют минимальный запас нефти и нефтепродуктов, как правило, закупают ресурс на открытом рынке публично по тендерам. По стандартам все очень просто: три года – срок хранения и топливо должно отвечать экологическим нормам не меньше «Евро 5» без всяких добавок. Также мы можем привлекать к участию в тендерах нефтеперерабатывающие компании из-за рубежа напрямую, без всяких посредников. Мало того, я бы сказал, мы можем привлекать, поменяв стандарты, тех же трейдеров, работающих на европейских рынках, для поставки топлива в Украину на наши таможенные склады. Госрезерв владеет нефтеемкостями, на которых, по большей части, есть таможенные склады. Эту возможность нам просто необходимо использовать. Это позволит привлечь напрямую западных партнеров и создать определенную конкуренцию на рынке, что в итоге должно привести не только к снижению цены закупки, но также увеличить отчисления в бюджет в момент отгрузки топлива. Мы можем заключить договор с иностранным трейдером/нефтепереработчиком или таким же агенством, так называемый «tickets» («билетик»), то есть иметь возможность и право приобрести топливо тогда, когда оно нам надо, предполагая, что этот ресурс у нас уже есть в резерве. Такую схему используют повсеместно по всей Европе. Единственное, что считается правилом в Европе, это то, что такие «билетики» не дают возможность сформировать полноценные запасы.

Так как мы формируем долгосрочный резерв, как ни крути, все равно нам нужно закупать реальное топливо. Единственное, мы можем частично оставлять его на хранении там, где закупаем. Для Украины это большой плюс, ведь при таком варианте не будет вопроса о рисках, что топливо где-то утечет, его кто-то украдет или кто-то его спишет, подменит качество и т. п. В принципе, многие страны используют такой вариант. Знаю точно, что Латвия использует полноценно емкости Литвы по хранению своего топлива, они вообще не строят свои емкости. Та же Бельгия использует 70% емкостей Германии и близлежащих стран.

Переходим к следующему важному периоду по финансированию. В этом ключе отмечу, что возможен вариант использования кредитных линий, а со временем – и облигаций. То есть международные финансовые организации, которые поверят Украине, поверят в прозрачность и эффективность наших схем, которые мы будем предлагать по накоплению запасов, могут профинансировать закупку топлива. Они могут даже теоретически профинансировать закупку N-ного объема с обязательством хранить это топливо там, где они реально уверены в его безопасности. Таким образом, мы получим и дешевый финансовый инструмент, поскольку понимаем, что уровни процентных ставок в Европе – около нуля. Также мы получаем гарантии сохранности топлива. И третье – мы выполняем евродирективу. Позиция Госрезерва состоит в том, что источником финансирования накопления топливных запасов должны быть три элемента. Первое – государственный бюджет, определенные отчисления. Второе – частный сектор – нефтетрейдеры, которые должны быть задействованы в этой программе. И третье – использование финансовых инструментов из-за рубежа. Пропорции это уже вопрос техники и политического решения. Что касается государственного бюджета. На данном этапе нам кажется, что можно было бы, не вводя никаких дополнительных налогов, использовать часть акцизного сбора для финансирования ежегодного накопления резервных запасов. Это как вариант, но обсуждение продолжается.

То есть вопрос по созданию топливного резерва сейчас на стадии проработки?

Да. Согласно плану Рабочей группы, должны быть сделаны следующие шаги: должна быть определена статистика, которая дает прогнозы по потреблению разных видов топлива и подсчитано, сколько нужно денег на их покупку. Сегодня уже есть сырые цифры – 1,5 миллиарда евро на закупку всего запаса и примерно 601 миллион евро на постройку новых емкостей. И хоть эти цифры весьма условные, но, по крайней мере, они являются ориентиром, как выглядит наше предложение.

Согласно нашему плану, мы должны были сформировать в этом году Рабочую группу. Она уже сформирована. Дальше должно быть правительственное решение о стратегическом плане действий по формированию запасов (к декабрю 2015 года). Рабочая группа как раз и нарабатывает этот план. После того, как план действий будет принят, нам необходимо принять отдельные законы о минимальных запасах нефти и нефтепродуктов, которые бы отвечали евродирективе. По нашим ориентирам и обязательствам, закон должен быть принят к июню 2016 года. Дальше – вторичное законодательство под этот закон. Механизмы процедуры закупки и реализации тоже критически важны. Нельзя будет реализовывать или, грубо говоря, снижать государственные запасы одномоментно, потому что они будут большие, и выход ресурса из этого запаса на рынок может его всколыхнуть, изменив ценовую конъюнктуру. Поэтому здесь необходимы хорошо продуманные и прописанные шаги. Дальше идет формирование центрального органа, отвечающего за эти запасы. Как я уже сказал, наша точка зрения является такой, что это должна быть государственная неприбыльная организация (дедлайн – конец 2016 года). В общем, все делается для того, чтобы с 1 января 2017 года минимальные запасы нефти и нефтепродуктов уже начали накапливаться. Фактически накопление должно завершиться до 2023 года с полноценной системой отчета.

И здесь все-таки важно подчеркнуть, где хранить ресурс. Предварительно мы рассчитываем на 2 большие резервуара в нашем государстве. Первый – это нефтебазы будущего холдинга комбинатов нефтепродуктов Госрезерва, коих в настоящий момент 5, разбросанных по стране. Была шестая, но она в настоящий момент находится на временно оккупированной территории Крыма. Они позволяют нам хранить фактически до миллиона тонн. Да, эти нефтебазы нуждаются в модернизации. Да, необходимо провести технический аудит. Но они действующие, они есть. Поэтому мы не видим целесообразности создавать что-то новое, когда уже сейчас можно модернизировать то, что уже есть, по европейским стандартам. Вторым большим резервуаром, в котором могли бы храниться запасы примерно в таких же объемах (1 млн т – Ред.), являются емкости «Укртранснефти». Единственное – они фактически полностью заточены под сырую нефть. Таким образом, мы имеем возможность хранить и сырую нефть, и нефтепродукты. Также мы рассматриваем возможность участия частного сектора с его нефтебазами для накопления и хранения ресурса на рыночных условиях. И последний большой и важный канал для хранения это зарубежные емкости.

Какая часть планируемых запасов может храниться в резервуарах Госрезерва?

Мы сейчас как раз анализируем, какой запас мог бы храниться для нужд армии, для нужд частного сектора. Но я точно уверен, что большая часть этих емкостей будет реализована как раз под евродирективу.

Предположим, что до 2023 года все планы будут реализованы, и стратегический резерв будет полностью сформирован. Но если, не дай Бог, что-то вдруг случится до этого времени, есть ли какие-то планы экстренного реагирования по регуляции ситуации на рынке?

Этот топливный запас как раз и предназначен для того, чтобы сгладить не только серьезные ценовые колебания на рынке, но и когда происходит прерывание цепочки поставок. Простой пример: в октябре текущего года у нас реально произошел разрыв в поставках со стороны России. Фактически это чрезвычайная ситуация. Россия просто запретила поставки нефтепродуктов на территорию Украины. Могли ли мы как государство Украина, если бы имели эти запасы, распечатать их и выдать на рынок? Безусловно! Для этого это они и формируются. То есть, имея такие запасы, шантаж, который в отношении Украины проводит Российская Федерация, был бы затруднен. То же самое касается работы в зимний период, в частности, по вопросам мазута. Мазут – это альтернативный вид топлива для наших теплоэлектростанций и теплоэлектроцентралей. Он необходим. Поэтому в рамках евродирективы, имея возможность сформировать резервные запасы заранее, мы могли бы смело идти в зиму и знать, что мы ее переживем, так как у нас хватит запасов.

И все же когда будет конкретное решение по модели топливного запаса. И кем оно будет приниматься окончательно?

Окончательное решение по модели и плану действий по имплементации евродирективы и созданию минимальных запасов нефти и нефтепродуктов в Украине будет приниматься Кабинетом Министров Украины. Госрезерв взял на себя инициативу о том, что в рамках Рабочей группы совместно с нашими коллегами-консультантами из Европейского энергетического сообщества будут предложены варианты модели и план действий. Это должно быть сделано до декабря текущего, чтобы с 1 января следующего года уже иметь пошаговый план действий. Наше глубокое убеждение таково, что оттягивать процесс старта реализации этой программы не смысла, потому что мы теряем в деньгах, не используя сегодняшнюю конъюнктуру. Сейчас наполнение стабилизационных запасов обойдется нам дешевле, чем завтра. Мы должны это понимать. Да и в целом, Украине необходимо формирование этих западов даже с точки зрения безопасности государства. У нас есть желание, у нас есть понимание, у нас есть энергия, у нас есть поддержка. И мы будем двигаться вперед.

Спасибо за беседу!

Интервью опубликовано в №45 журнала «Терминал: нефтяное обозрение» от 09.11.2015 г.

 

Автор:

(Всего статей: 2391)

ЖурналистСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

Дискуссия

  • Третий «энергомост», который свяжет Латвию и Эстонию, будет введен в эксплуатацию в конце 2020 года.

    Об этом пишут «ЭлектроВести».

    Данный проект подразумевает под собой строительство электроподстанции, которая будет размещена на юго-западе Эстонии в городе Килинги-Нымме, и прокладку линии электропередачи длиной 176 км.

    Линия с мощностью 330 кВ соединит подстанцию с латвийской столицей по маршруту Руйена-Алоя-Лимбажи-Саулкрасты-ТЕЦ-2.

    На сайте независимого оператора системы передачи электроэнергии в Латвии указано, что общая стоимость реализации «энергомоста» составит 84 млн евро. Участниками проекта являются латвийская компания Elko, эстонская Leonhard Weiss Energy и польская Selpol.

    Цель строительства «энергомоста» — увеличить энергоэффективность в регионе путем повышения пропускной способности и трансграничной передачи энергии.

    Читайте в «Терминале», Эстония и Латвия осенью намерены ввести пошлину на импортируемую российскую электроэнергию.

    Читать все: Анекдоты, Др. страны, Компании, Торговля, энергетика

  • Нельзя помочь тому
  • Он любил курить на рабочем месте
  • – Пап, а чем революции отличаются от переворотов?
  • Сколько предсказателей ни слушай

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: