Конец света

Конец света

Максим Моргунский, президент Клуба автомобильных журналистов Украины

Всесторонний анализ энергетической блокады приводит к осознанию того, что в течение ближайшего полугодия Крыму ничего «не светит».

Когда 20 ноября прогремели первые взрывы у опор ЛЭП, питающих полуостров, мало кто предполагал, что «конец света» в Крыму наступит так скоро. Тем не менее, то, что случилось – случилось, первые страсти улеглись, и пришло время рассмотреть внезапно начавшуюся энергетическую блокаду в разных аспектах.

Аспект морально-этический

Здесь все просто. По-человечески жителей полуострова лишенных света, тепла, воды, связи и многих прочих удобств, которые дарит текущий по проводам электрический ток, конечно, жалко. Даже несмотря на то, что многие из них пишут в соцсетях вполне бодрые и радостные сообщения о том, что все у них почти хорошо, а череда лишних выходных – вообще просто как подарок, вряд ли стоит заблуждаться относительно степени комфортности бытия этих людей. Но здесь нужно помнить главное: территория, на которой они сейчас находятся, оккупирована и, согласно всем существующим нормам, заботиться о мирном населении, проживающем на временно оккупированной территории, должен оккупант. Это аксиома. Никого в Кремле еще в 1941-1944 гг. не заботило жизнеобеспечение населения захваченных противником территорий. Даже наоборот: отступая, армия уничтожала запасы продовольствия и объекты инфраструктуры, никоим образом не считаясь с интересами тех, кто не смог или не пожелал отправиться в эвакуацию. Зато все мы хорошо помним, как в 2009 г. в сильные морозы Россия закручивала газовый кран, шантажируя Украину и Европу, чтобы добиться выгодных для себя цен. И то, что кто-то там может мерзнуть, россиян, алкавших барышей, абсолютно не заботило. Опять же, радостно размахивавших триколорами крымчан два года назад честно предупреждали: Крым – это Украина, разрыв с ней чреват для них большими неприятностями. Именно тогда один ярый адепт «крымнаша» вывесил статус у себя на страничке: «Не бывает правильных или неправильных решений. Существуют решения и их последствия». И он оказался прав: последствия наступили. Быстрее всех на полуострове это поняли те, кто подпадает под определение «патриот колбасы»: их инстинкты быстро указали им правильное направление на источник оной. Уже сейчас многие из них, возмущаясь, как нехорошо с ними поступила Украина, признают себя ее гражданами. Конечно, до полного осознания и принятия этого факта им еще предстоит пройти стадии торга и депрессии, но шаг от отрицания к гневу они уже сделали. У тех же, кто поддержал российскую оккупацию исключительно из идейных соображений и до сих пор сохраняет твердость своих убеждений, нет никаких оснований предъявлять претензии к кому-либо, кроме своих местных чиновников и федерального правительства, которые, по старой российской традиции – креститься лишь после того, как грянет гром, – оказались к блэкауту абсолютно не подготовленными. Одним словом, ощущения какой-либо несправедливости и неправильности происходящего у нормального гражданина Украины не возникает и не может возникать.

Аспект историко-ретроспективный

Стоит вспомнить, что схема «Крым объявляет независимость – Крым получает свободу от электричества и воды» был озвучен еще в 1992 г. И тогда очевидность этого сценария, судя по результатам референдума, не вызвала у жителей полуострова ни малейших сомнений. И то, что с марта 2014-го по ноябрь 2015 г. Украина добросовестно (хотя здесь больше подходит определение «как дура») питала полуостров электроэнергией, уже само по себе факт удивительный и трудно­объяснимый. В том смысле, что невозможно понять, что на самом деле больше стимулировало украинских генералов от энергетики: то ли тревога за целостность родины и судьбы людей, то ли что-то более личное. Впрочем, нас сегодня больше интересует вопрос «что делать», чем «кто виноват». По­этому просто оставим обсуждение их мотивов до лучших времен и вернемся к бесспорным фактам. Понимали ли чиновники Крыма и федеральное правительство степень уязвимости инфраструктуры аннексированной территории? Вне всякого сомнения. Сразу вслед за «зелеными человечками» в «новый федеральный округ» потянулись мобильные газотурбинные электростанции, были повезены дизельные генераторы (часть из которых быстро осела в хозяйствах самых дальновидных и предприимчивых крымчан) и дополнительные запасы топлива. Господа Аксенов, Константинов и иже с ними неоднократно рассказывали о том, каких успехов достигла администрация в деле обретения независимости от украинской энергетической системы. Впрочем, дело дальше разговоров шло редко, электричество из Украины исправно текло по проводам, средства на создание энергетического моста исправно осваивались. Одним словом, крымские чиновники о возможной проблеме знали хорошо и имели более полутора лет, чтобы подготовиться. По­этому все вопросы по энерго­обеспечению Крыма его жителям следует задавать именно своим властям, а не кому бы то ни было другому.

Аспект организационно-практический

По-хорошему начать энергетическую блокаду Крыма Украине следовало больше года назад. Но это – чисто теоретически. Сегодня нельзя не признать, что столь удачного момента для начала блокады никогда ранее Украина просто не имела. Да и последовательность действий участников процесса, сама собой, соткалась в идеальный узор. Судите сами. Продовольственная блокада Крыма началась достаточно давно – 20 сентября. Чуть ли не сразу заговорили о необходимости энергетической блокады полуострова. Но дальше тео­рии дело не шло, взрывчатку под опоры никто не закладывал. Так продолжалось до тех пор, пока не наступила пятница, 13 ноября. В этот день появилось сообщение компании «Укрэнерго» о том, что в связи с достройкой ЛЭП Ровно-Киев Украина полностью отказывается от импорта российской электроэнергии. Прошло несколько дней, и прогремели первые, осторожные взрывы под опорами ЛЭП, идущими на полуостров. А в ночь с 21 на 22 ноября Крым был полностью обесточен. Формально оценивая способ, которым данный результат был достигнут, можно порицать взрывников, действовавших вне правового поля. А можно и условно оправдывать их, ссылаясь на право гражданского общества понуждать правительство действовать в правильном направлении. (Если помните, два года назад аналогичные споры велись вокруг сноса памятника на Бессарабке: по форме – варварского, по сути – вполне законного, поскольку решение о его демонтаже было принято Киевсоветом уже давно, но по разным причинам не выполнялось чиновниками). При этом ответственность за подрыв опор на себя не взял никто, а Меджлис тонко потроллил Путина, заявив, что опоры упали, вероятно, в результате сильного ветра. Так или иначе, но суть произошедшего в том, что падение опор дало возможность «Укрэнерго» на вполне законных основаниях не выполнять контракт №28 от 29 декабря 2014 г. о бесперебойных поставках электроэнергии в Крым вследствие наступления обстоятельств, которые классифицируются как форс-мажорные. Подыграл в этом и Совет Федерации, признав случившееся терактом, и прокурор Крыма Наталья Поклонская, заявившая о «диверсии», что немаловажно в свете того, что споры по контракту подписавшие его хозяйствующие субъекты договорились решать в московском арбитраже. В течение всей минувшей недели блокада Крыма не прерывалась. Вначале активисты допустили ремонтников только заземлить упавшие опоры. Потом некие переговорщики, чьи имена не называются, договорились с организаторами блокады, и ремонтникам позволили восстановить опору самой маломощной (220 МВт) из четырех ЛЭП. Пускать по ней ток пока не стали. Но даже если она будет запущена, это вряд ли существенно облегчит жизнь большинства рядовых крымчан: отремонтированная ЛЭП носит название Каховка-Титан. Это, кстати, позволяет предположить, от чьего имени действовали переговорщики и кто станет главным получателем энергии, ежели она все-таки пойдет через перешеек. Организаторы блокады назвали минимальное условие допуска ремонтников к опорам – освобождение Россией политзаключенных. Несмотря на всю скромность требования, оно вряд ли будет когда-нибудь выполнено. А значит, действие обстоятельств непреодолимой силы может оказаться более продолжительными, чтобы абсолютно законно не возобновлять подачу электроэнергии на полуостров и поставить вопрос, как минимум, о непродлении контракта, который истекает 31 декабря 2015 г. А поскольку контракт заключен между хозяйствующими субъектами и никак не гарантируется государством, расследовать инцидент и искать виновных власти Украины могут как угодно долго и сколь угодно безрезультатно. Как, впрочем, могут и быстро договориться с активистами, если это будет действительно нужно. Показательно и то, что с началом де-факто «конца света» в Крыму премьер-министр Украины Арсений Яценюк тотчас дал распоряжение разобраться с контрактом на поставку в Крым электроэнергии и обязательно наказать виновных в его заключении. И чтобы два раза не вставать, Президент Петр Порошенко официально призвал правительство объявить полную транспортную блокаду полуострова. Что и было немедленно сделано.

Аспект протяженно-сложенный

Если в первые часы жизни «без света» и крымские, и федеральные чиновники говорили о скором решении проблемы и о том, что на восстановление подачи электроэнергии понадобятся всего сутки-двое, то уже к понедельнику риторика изменилась. Сперва заговорили о том, что продержаться придется дня три-четыре. А затем и вовсе пошли разговоры, что для мобильных газотурбинных электростанций запасов топлива хватит на месяц, для прочих генераторов – на 10-12 дней, и что можно будет еще подвезти, если понадобится, танкерами в Феодосию. Министр энергетики России Александр Новак сообщил о срочной доставке в Крым трех сотен компактных генераторов мощностью 5-10 кВт каждый, что при дефиците 800-1000 МВт генерирующих мощностей сравнимо с ведром воды при необходимости наполнить 25-метровый бассейн. Впрочем, сколько там того топлива и мощностей на самом деле – неведомо, но то, что крымчан морально готовят к довольно продолжительному существованию в условиях огромного дефицита генерирующих мощностей, вполне очевидно. Дней тридцать дней осталось до запуска (обещают, что это произойдет 22 декабря) в эксплуатацию энергомоста через Керченский пролив, который, как утверждает Аксенов и компания, уже почти построили специально приглашенные для этого китайские товарищи. Или значительно дольше, поскольку, во-первых, прокладка кабеля будет осуществляться в условиях осенних штормов; во-вторых, мощность его первой очереди всего 300 МВт, что в несколько раз меньше существующего дефицита. В-третьих, Кубань, откуда теоретически можно перекидывать энергию, сама в зимний период предельно энергодефицитна, и ситуацию не спасает даже Ростовская АЭС, работающая с нагрузкой, близкой к максимальной. И, наконец, в-четвертых: чтобы российской энергией могла пользоваться не только Керчь, необходимо построить дополнительные линии по территории полуострова. В общем, ночь обещает быть долгой. Как в Заполярье. По мнению Ивана Плачкова, президента Все­украинской энергетической ассамблеи, экс-министра топлива и энергетики, если Украина не возобновит подачу энергии в Крым, более-менее сбалансировать потребление при условии большого везения и жесткой экономии Крымский федеральный округ сможет ко второй половине 2016 г. или позднее. Другие эксперты еще менее оптимистичны и говорят о 2017-м или даже 2018 г. И то при условии, что российский бюджет это потянет.

Аспект страданий и лишений

К отключению света крымчане отнеслись по разному: оптимисты – спокойно и почти весело, пессимисты – с отчаянием и паникой. Первых было больше среди жителей Симферополя и Севастополя, куда и электро­энергия была подана раньше, и включается она чаще, и с обеспечением дизель-генераторами получше, и продукты более­менее регулярно завозятся. Пессимисты территориально оказались сконцентрированными в районах, где электроэнергия подается не больше, чем на несколько часов в сутки, где остановились местные небольшие пекарни и нет альтернативного подвоза хлеба. С продолжением энергетической блокады и приходом понимания, что это забавное приключение очень надолго, соотношение первых и вторых меняется. Ведь не зря говорят, что пессимист – это хорошо информированный оптимист. 24 ноября Сергей Аксенов на заседании правительства показательно уволил министра топлива и энергетики региона Сергея Егорова за неудовлетворительную работу в условиях чрезвычайной ситуации, но это не добавит ни одного мегаватта к 350 МВт местной генерации, покрывающей не более 25% энергопотребления полуострова. При этом мобильные газотурбины активно сжигают «голубое топливо» ускоренными темпами, опорожняя газохранилища. Полтысячи дизельных генераторов разной мощности в сутки сжигают около 50 т топлива. Это вроде бы и не слишком много: столько же топлива в день в среднем потребляют 20 тыс. автомобилей. Со всеми вытекающими для экологии последствиями. При этом их суммарная мощность покрывает всего несколько процентов от потребности полу­острова. Графики подачи электроэнергии становятся все более «разреженными». В Симферополе, например, это всего три часа через девять, в других районах – максимум четыре часа в сутки, в некоторых – менее двух. Лавинообразный рост нагрузки в момент подачи энергии приводит к многочисленным авариям сетей и пожарам на подстанциях. Пропадает Интернет и мобильная связь. Прекратился ремонт дорог. Не работают школы и детские сады. Нет света в больницах. Вынужденные выходные, вначале казавшиеся нежданным праздником, неделю спустя не вызывают ничего другого, кроме раздражения. Теплая погода пока позволяет обходиться без отопления (во многих домах на полуострове оно тоже электрическое), но ведь зима все равно наступит. Впрочем, ее приход будет иметь и положительные моменты: станет легче сохранять скоропортящиеся продукты. Психологи считают, что серьезного всплеска недовольства в таких условиях нужно ожидать на 10-15 сутки блокады. А дальше будет нарастать дефицит товаров, начнет сворачиваться и увольнять сотрудников частный бизнес, и в первую очередь – как раз энергозатратный.

Аспект ответно-показательный

Разумно предположить, что Россия обязательно попытается ответить, наказать наглых, хитрых и непослушных «хохлов». Только вот беда: именно сейчас ее возможности сильно ограничены. Первая «ответка», которая мгновенно приходит на ум – прекратить поставки угля на украинские электростанции. Соблазнительно, особенно в свете того, что большинство украинских шахт находится на захваченной северной соседкой части Донбаса, и дать команду боевикам остановить эшелоны довольно просто. Они, кстати, уже сделали это, или, по крайней мере, заявили, что сделали. А вот самой России сделать такой шаг сложнее: официально РФ пока только думает об этой возможности. Поскольку оказалась в весьма неудобной ситуации: отключение света в Крыму юридически подпадает под определение действия обстоятельств непреодолимой силы, а как оправдать невыполнение контрактов на поставку угля? Не взрывать же собственные мосты и железнодорожные пути! Они ведь еще могут пригодиться, в отличие от украинских ЛЭП в направлении Крыма (по крайней мере – в ближайшее время, до завершения реконкисты). Впрочем, России не впервой просто не выполнять свои обязательства, ничего никому не объясняя и даже не придумывая никаких оправданий и обоснований. Просто потому, что банально хочется сделать гадость в ответ на юридически оправданные действия контрагента (самый свежий пример – запрет полетов самолетов украинских авиакомпаний в Россию, в ответ на санкции за полеты в Крым, что привело к разрыву авиасообщения между странами). Но есть одно но: именно сейчас лишний раз показывать себя неадекватной и недоговороспособной российской власти очень и очень не хочется, поскольку это ей крайне невыгодно. Да и в целом, отказ от поставок угля малоперспективен: по данным Андрея Чубика, эксперта центра глобалистики «Стратегия XX», на украинских ТЕС накоплено около 2 млн т угля. Этого до конца отопительного сезона, может, и не хватит, но вполне достаточно, чтобы продержаться до момента начала поставок от альтернативных источников. Отключить газ – это вообще по принципу: назло кондуктору. Запасы в Украине созданы вполне приличные, реверс из Европы возможен, на европейский рынок рвутся очень опасные конкуренты, в океанах болтаются заполненные под завязку газовозы, LNG-терминалы в Европе строятся на самом деле (в отличие от мостового перехода в Крым), перспектива дальнейшего снижения цен на газ просматривается вполне отчетливо… В общем, тут со своим газом России приходится сейчас бегать по рынку с криками «кому? Кому? Кому?» и надеяться, что Украина все же купит чуток «голубого топлива» сейчас, а не когда-нибудь потом, когда цены упадут еще в два, а может, и более раза. И это не Россия сегодня не хочет продавать Украине газ. Директор по развитию бизнеса НАК «Нефтегаз Украины» Юрий Витренко единственной причиной прекращения поставок российского газа назвал его завышенную цену и отметил, что сегодня приоритетом для Украины является реверс из Европы с использованием кредитных ресурсов ЕБРР. Ввести продуктовое эмбарго? Так это уже сделали! Разве что пообещать отменить в ходе торгов. Беда только в том, что украинцы могут попросту не поверить: им-то хорошо известны способы ведения даже не торговых войн, а торговых пакостей, широко применяемые РФ. Иными словами, действенных экономических рычагов для ответа на блокаду у недоброй северной соседки не осталось. А вот попытки решить возникшую проблему силой оружия исключать нельзя. Но именно сейчас этот столь привычный для РФ метод решения проблем крайне неудобен и несвоевременен. Причины понятны, нет смысла их перечислять. Активизация провокаций и обстрелов на Донбассе неизбежна, но вряд ли будет эффективной. А на юге дальше бряцания оружием вблизи перешейка дело вряд ли дойдет. Что может оказаться действенным – это подготовка и осуществление диверсий на объектах украинской инфраструктуры. Без возможности препятствовать восстановлению разрушенного это не будет иметь равного блокаде эффекта, но создать серьезные проблемы гражданам Украины таким путем вполне реально. Особенно при правильном выборе объектов атак. Об этом предупреждает эксперт Транс­энергоконсалтинга Светлана Голикова. И тут вся надежда на профессионализм украинских спецслужб и всеобщую бдительность. Именно здесь – главная уязвимость.

Аспект долговременно-перспективный

В отношении целесообразности возобновления подачи электроэнергии в Крым существует, как водится, два взаимоисключающих мнения. И. Плачков считает, что необходимо политически урегулировать проблему, восстановить линии (это относительно недорого) и, заключив прозрачный правильный контракт, поставлять электроэнергию в Крым. Той же точки зрения придерживается и нынешний министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин. Большинство независимых экспертов придерживаются противоположного мнения. А. Чубик справедливо отмечает, что нет никакого смысла в восстановлении опор и продолжении контракта на поставку электроэнергии, поскольку незначительная финансовая выгода через несколько лет обернется серьезной проблемой, связанной с техническим переформатированием южной части энергосистемы: РФ так или иначе будет наращивать генерирующие мощности в Крыму и, как только они достигнут определенного уровня, легко откажется от импорта электроэнергии из Украины. Что неизбежно обернется и крупными политическими потерями для украинского правительства. Будет неплохо, если под давлением активистов правительство сумеет, наконец, выработать адекватную программу действий в ответ на оккупацию Крыма и воспользоваться открывшимися возможностями, чтобы существенно увеличить для России стоимость содержания полуострова. В любом случае, недостаток генерирующих мощностей, даже при самом благоприятном развитии ситуации, Крым будет испытывать еще два-три года, что закономерно приведет не только к экономическому застою, сворачиванию производства и срыву следующего курортного сезона, но и создаст серьезные проблемы сохранению боеспособности оккупационных войск. В условиях дефицита электроэнергии темпы разрушения инфраструктуры полуострова, особенно его степной части, увеличатся. На юге начнутся проблемы экологического характера. Не стоит забывать и о воде: опреснение, которое в самом скором времени станет для полуострова жизненно важным энергетически, очень затратная штука. То есть торговая и энергетическая блокада полуострова сегодня – наиболее эффективный путь экономической реконкисты Крыма, в результате чего он вернется в Украину вряд ли в лучшем состоянии, чем в первый раз. Но ведь Украина уже один раз его возродила? Сделаем мы это и во второй раз.

А что касается части населения: да, им предстоит пройти путь от возражений через гнев, торг и депрессию к принятию объективной реальности: «Крым – это Украина». А нормальный человек, живущий в реальном мире, обычно чувствует себя счастливым.

Источник: «Терминал» №48 (790) от 30 ноября 2015 г.

Оформить подписку на издание

Автор:

(Всего статей: 1349)

ЖурналистСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

  • Для отображения содержимого включите AdobeFlashPlayer по ссылке

    Get Adobe Flash player

Дискуссия

  • Європейська комісія рекомендувала російському ПАТ «Газпром» укласти довгостроковий транзитний контракт із новим оператором української газотранспортної системи.

    Про це повідомила пресслужба НАК » Нафтогаз України» Facebook.

    «Єврокомісія рекомендувала Газпрому заключити довгостроковий контракт на значний обсяг за європейськими правилами і з новим українським оператором ГТС, бо це відповідає комерційним інтересам усіх сторін та забезпечує енергетичну безпеку Європи. Це правда», — написали у Нафтогазі.

    НАК наголошує, що російські державні ЗМІ натомість вдаються до фейків.

    «Спроби російських державних ЗМІ переконати когось у тому, що ЄС підтримує прагнення Росії отримати контракт за допомогою політичного тиску — неправда… Будьте обережні, перевіряйте інформацію і її джерела. Такого в найближчі місяці буде багато», — зазначили у Нафтогазі.

    Українська компанія також додала, що Єврокомісія не підтримує прагнення Газпрому за допомогою політичного шантажу уникнути виконання законного арбітражного рішення в Стокгольмі.

    «Термінал» писав, транзитний контракт з Газпромом може бути підписаний за умов повного виконання Україною європейських правил з відділення оператора ГТС. Про це під час п’ятого Українського газового форуму сказав міністр енергетики та захисту довкілля Олексій Оржель.

    Читать все: Анекдоты, газ, Компании, Официоз, Торговля, энергетика

  • Китай продает СПГ уже и Японии
  • Энергосистемы Латвии и Эстонии свяжет новый «энергомост»
  • Нельзя помочь тому
  • Он любил курить на рабочем месте

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: