Игорь Черкашин: Вперед – в прошлое!?

Игорь Черкашин: Вперед – в прошлое!?

Энергоэффективность должна подняться до уровня вопроса национальной безопасности.

Координатор Экспертной платформы по энергоэффективности И. Черкашин рассказал о ключевых энергоэффективных вызовах 2015 года, развитии базового законодательства в данной сфере, а также о том, почему возобновляемую энергетику необходимо убрать из сферы влияния Госэнергоэффективности. О том, почему И. Черкашин не согласился бы возглавить агентство в его существующем виде, — читайте в интервью.

Каким стал 2015 год для Экспертной платформы по энергоэффективности?

Экспертная платформа стала больше формализироваться, структурироваться по направленности, приобретать черты некой организации, и обращать больше внимания на коллективные действия. В принципе, все участники платформы являются самодостаточными людьми. У каждого за плечами некая организация: кто-то где-то работает, у кого-то свой бизнес или общественная организация. Но именно консолидированные позиции в рамках платформы позволили более четко артикулировать единый подход к вызовам в сферах энергоэффективности и развития возобновляемой энергетики, которые с периодичностью нам бросаются.

Первый год – пристрелочный, прошел не совсем плохо, хотя, из того, что хотелось бы сделать, не все получилось. В начале года мы предлагали правительству концепцию проекта закона «Об энергоэффективности», — официально ее направляли на имя Зубко и Яценюка. К сожалению, в одном случае, мы просто не получили никакой реакции, в другом – отписку: «Спасибо, мы на этом направлении работаем, и главным на этом направлении – Госэенергоэффективности». Агентство же почему-то решило, что закон об энергоэффективности не настолько нужен стране, и решили перенести его на 2017 год.

Мне совершенно непонятно упорство Госэнергоффективности и нежелание заниматься этим базовым законом. Единственное, что может их оправдывать, это отсутствие специалистов.

Возможно, я сделаю смелое заявление, но оно должно прозвучать: «Нет такого органа, нет такой готовой группы специалистов, которая бы взялась за то, чтобы «с ходу» родить закон «Об энергоэффективности».

Поэтому, используя возможности организаций, где работают эксперты, мы начали потихоньку пытаться реализовывать эти задачи уже через них. Так, например, в этом году я начал более плотно работать с Программой развития ООН (ПРООН) как эксперт, и мне получилось убедить Программу, что надо уделить больше внимания именно базовым нормативным актам.

Так, один из проектов ПРООН, направленный на энергоэффективность, в конце декабря закончил редактирование перевода базовой – 27-й Директивы ЕС. Его передали Министерству Юстиции Украины для процедуры юстирования. Это предоставит непосредственную возможность обращения к первоисточнику – основную терминологию и задачи, которые ставил Евросоюз, можно будет читать на доступном для 95% населения Украины языке. Фактически это первый шаг в системном переходе Украины на европейскую терминологию и общеевропейские цели и задачи в сфере энергоэффективности.

Эксперты Платформы принимали участие в редакционных правках перевода, потому что это достаточно специфическая вещь. Мы уже видели как некорректный перевод соответствующей Директивы ЕС, на базе которой сегодня разрабатывается закон об энергетической эффективности зданий, в итоге вызывает кривотолки и неправильное понимание того, что собственно надо разрабатывать в самом законе.

Вторая задача, которая реализуется с группой народных депутатов и проектом ПРООН в сфере энергоэффективного освещения, – это подготовка изменений в закон «Об энергосбережении», который часть из основных терминов 27-й Директивы уже попробует внести в тело существующего Закона.

Маленькими шажками мы пробуем делать то, что должно бы делать Госэнергоэффективности и Минрегионразвития. Если им некогда, значит, будем делать за счет усилий разных заинтересованных в развитии Украины сторон.

Есть и примеры практической работы. Член нашей Платформы – Алексей Хабатюк, стал неформальным лидером движения солнечной генерации в частных домохозяйствах. Такой

тренд появился на рынке благодаря изменениям в законодательстве. Алексей помогает разобраться с методологией общения с облэнерго, НКРЭКУ, получением лицензии, обменом опытом.

На какие ключевые вызовы в сфере приходилось отвечать в этом году?

Основной вызов заключался в том, что в Украине умудрились потратить 2/3 финансовой помощи Евросоюза (которая была дана стране на формирование политики энергоэффективности) на компенсации по так называемым «теплым» кредитам. С самого начала мы говорили, что этот путь – неправильный, что деньги нельзя просто потратить. Нужна система, средства необходимо направить как первичный взнос на формирование некоего Фонда энергоэффективности, либо реанимировать существующий на сегодняшний день (мало кто об этом знает) Фонд энергосбережения. Система, к сожалению, не была создана.

Самое важное, о чем мы должны говорить, даже те деньги, которые Евросоюз нам дал, и которые решили потратить на компенсацию части тела кредита, потрачены без подтверждения результата. На сегодня, декларации есть, остаток европейской помощи на следующий год – есть, но, будут ли выделены деньги для продолжения этой «мелочевки»? Хотя, то, что при этом декларируется, – 36 млрд направить на субсидии «по газу», – вызывает какой-то кризис в головном мозге. Вместо того, чтобы сегодня направить имеющиеся ресурсы на ликвидацию излишнего потребления, мы стимулируем его через субсидии. То, что нам сегодня предлагают через субсидии – это движение «вперед в прошлое».

Почему же у нас нет верификации результатов энергоэффективных мероприятий?

Потому что во главе угла стоит не энергоэффективность. Если бы мы говорили, что государственная политика направлена на энергоэффективность экономики в целом, региона в частности, предприятия, домохозяйства, когда вся эта пирамида энергоэффективности будет выстроена и на каждом уровне этой пирамиды будут определены те инструменты, которые позволят достигнуть конкретного результата, тогда мы получим этот результат. А сейчас мы просто получаем процесс, в котором идет зарабатывание денег отдельными группами, которые заинтересованы в продажах конкретного оборудования либо каких-то энергетических ресурсов в виде газа, угля, щепы, дров, пеллет….

Как вы оцениваете стратегию работы Госэнергоэффективности, которую ведомство продемонстрировало в прошлом году?

Концептуальная проблема, которая провоцирует конфликт внутри самого Агентства, заключается в том, что в нем объединены два направления: возобновляемая энергетика и энергоэффективность. В свою бытность (главы агентства – авт.) в 2008 году, когда все это было в зачаточном состоянии и собственно возобновляемой энергетики не было как таковой, я задавал эти вопросы. Моя позиция не изменилась – возобновляемая энергетика не может существовать отдельно от энергетической системы страны и ей противопоставляться.

Если у нас отраслевой принцип управления экономикой, и есть Министерство энергетики, которое управляет энергетическим комплексом, то это же министерство должно управлять и развитием возобновляемой энергетики в масштабах комплекса. А не быть оппонентом, который вставляет палки в колеса возобновляемой энергетике. К сожалению, Госэнергоэффективности всегда оставляло за собой возобновляемую энергетику, в принципе, не занимаясь энергоэффективностью, поэтому с ней у нас ничего не получается.

Мы видим безусловные плюсы работы Госэнергоэффективности в возобновляемой энергетике. Она более презентабельная: можно сосиску на солнечной печке пожарить, можно какие-то мангалы с дровяных брикетов сделать, красивую фотовольтаику показывать на крышах. Это все надо, но это не энергоэффективность.

Над чем вы работаете сейчас?

Сегодня я больше занимаюсь энергоэффективностью в освещении с проектом ООН. Интереснейшая вещь – по данным Международного энергетического агентства, 20% потребления электроэнергии приходится на освещение. По данным того же агентства, в тех странах, где началась трансформация рынка, этот показатель снизился до 14-15% буквально за 3 года. Это показывает, насколько при относительно малых капиталовложениях в освещение можно достигать серьезного результата.

«Укрэнерго» говорит: «Выключите одну лампочку 100 Вт, и мы получим от 15 миллионов домохозяйств 1500 МВт сокращение мощностей в пиковую вечернюю зону». Это очень важно для нас, потому что пиковые зоны мы всегда с проблемами проходим. Но мы не сможем каждый день заставлять население выключать стоваттную лампочку, поэтому, нужно разработать некий национальный план замещения старых ламп современными энергоэффективными. В первую очередь – светодиодными.

Одно из направлений, в котором я лично работаю, — это консультация авторов и подготовка законопроекта, направленного на трансформацию рынка, хотя бы поэтапную, начиная с бюджетной сферы, с тем, чтобы мы с жесткими параметрами энергоэффективности и при четкой защите здоровья людей шли по этому направлению.

Госэнергоэффективности в упор не видит вопроса об освещении. Во-первых, имеющееся постановление о минимальных требованиях к применяемым светодиодным устройствам, где последние изменения вступили в силу в 2014 году, технологические устарело. Прогресс у производителей резко ушел вперед, так зачем ориентировать бюджетную сферу на покупку технологически устаревших ламп?

Второй вопрос — почему в этих «теплых кредитах» у населения нет возможности получить компенсацию при покупке, например, светодиодных ламп, если люди подходят к замене комплексно? Это мероприятие, которое окупается за полтора-два года. Одна из самых эффективных инвестиций: она моментально даст экономию домохозяйству, энергосистеме, разгрузит ее в часы пика. Казалось бы, все плюсы, чтобы Госэнергоффективности с этим флагом бегало по этажам Кабмина и ногами топало: «Давайте хорошие лампочки будем внедрять». Нет, в упор не видят…

Как взаимодействуют ГАЭЭ и Экспертная платформа?

Некоторые члены Платформы более-менее общаются, некоторые – вообще нет, некоторые пытаются задавать вопросы во время совместных мероприятий для выяснения позиции. В прошлом году были скандальные ситуации: некоторых наших экспертов буквально выставляли из заседаний в Госэнергоэффективности. Агентством тяжело воспринимается существование Платформы. Хотя, слышать экспертное мнение, даже если оно не рассказывает «Ты такой хороший — золотой», — это правильно.

Болезненно реагируют?

Болезненно реагируют на то, что мы просто предлагаем, как надо идти, и говорим, если это дрова, то это – дрова. Мы не против дров, мы за то, чтобы дрова имели свою нишу, фотовольтаика свою. Но, когда за всем этим «подменяется» энергоэффективность – для нас это непонимание. Мы, в первую очередь, перед собой ставим вопрос об энергоэффективности как таковой и понимаем, что энергоэффективность это:

  • критерий экономики в целом,
  • критерий технологического процесса и отрасли;
  • критерий оборудования.

Госэнергоэффективности должно, в первую очередь, влиять на энергоэффективность на уровне экономического оценочного критерия: улучшения энергоемкости ВВП. Вместо этого мы получаем Национальный план, который говорит не об уменьшении потребления на единицу продукции, либо на единицу ВВП, а об абсолютных цифрах сокращения. Но абсолютные цифры сокращения, когда мы временно потеряли Крым, восточную часть Украины, в результате этого упало промышленное производство… Безусловно, есть падение потребления, но это не за счет энергоэффективности. И даже не за счет замещения любимыми «дровами»…

Какие ваши прогнозы на 2016 год?

Я надеюсь, что 2016 год будет более динамичным в отношении энергоэффективности. Поймите, у нашей страны просто нет выбора. Высокая энергоемкость экономики – это тот резерв конкурентоспособности страны, который мы можем и должны задействовать, иначе мы не получим никакого, даже миражного шанса, что страна может выйти на какие-то глобальные перспективы. Скорее всего, в 2016 году должен начаться процесс формирования территориальных энергетических агентств вместо совершенно по-глупому ликвидированных территориальных управлений Агентства, потому что без региональной политики ничего не сдвинется на местах, сидя «на Музейном» в Киеве… Я надеюсь, что 2016 год будет годом начала построения системы энергоэффективности, а не просто хаотичных шагов.

Как вы думаете, тот кадровый состав, которые есть в Госэнергоэффективности, способен системно мыслить?

Я даже не хочу обсуждать кадровый состав. Если правительство примет решение о жестких задачах, которые не позволят Агентству прятаться за возобновляемой энергетикой с бездействием в энергоэффективности, то кадровые вопросы решатся сами по себе. Чиновник начинает действовать, когда четко выписаны рамки его работы. Чем больше у него «люфта» – тем хуже. Но, в первую очередь, нужно говорить о создании системы региональных агентств – провайдеров государственной политики. Для этого сначала нужно принять государственную политику, базовые законы, определиться с терминологией, создать структуру кредитования, а это все в руках государства.

Скажите, а вы бы согласились возглавить Госэнергоэффективности?

Не знаю. Вопрос не в возглавлении Госэнергоэффективности, а в тех функциях и задачах, которые стоят перед Агентством. Если говорить о той энергоэффективности, которая есть на сегодняшний день, с теми рамками, когда Госэнергоэффективности координируется через соответствующую структуру Минрегионстроя – не согласился бы, честно говоря. Лучше бы оно координировалось через соответствующий орган Минэкономразвития, а так, выпала энергетика, транспорт… В итоге мы получили «урезанного» субъекта, который «мальчик по вызову» — бежит, подписывает какие-то меморандумы, обслуживает интересы государственных банков, и так далее и т.п.

Все зависит от того, какие будут задачи, полномочия, перспективы работы. Участвовать, например, в правильности составления задачи, алгоритма и так далее я готов. Но это должно приниматься на высшем политическом уровне. Если мы считаем, что энергоэффективность – это удел начальника управления Минрегиона, нет смысла тратить на это ни жизнь, ни время, ни деньги. Если это поднимется до уровня национальной безопасности страны, тогда будем тратить время, будем убеждать, будем рассказывать.

Автор:

(Всего статей: 1228)

ЖурналистСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player

Дискуссия

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: