Энергетический манифест

Энергетический манифест

1 июня 2017 г. Управляющий комитет одобрил проект новой Энергетической стратегии Украины до 2035 года, подготовленный Минэнергоугля с привлечением украинских и европейских экспертов. И хотя в этом документе по ряду объективных причин не удалось сформировать неразрывную цепочку «видение → цели → задачи → механизмы → инструменты → меры → ресурсы» с обратной связью, его отличительной особенностью стал отказ от ведомственного подхода, предполагавшего формальное обобщение предложений министерства и подчиненных ему структур, руководителей предприятий и академических институтов.

222sukhodolia

222IMG_8706

 

Александр СУХОДОЛЯ, заведующий отделом энергетической безопасности Национального института стратегических исследований, д-р наук гос. упр., профессор

Геннадий РЯБЦЕВ, директор специальных проектов НТЦ «Психея», д-р наук гос. упр., профессор

Согласование мнений специалистов, принимавших участие в разработке стратегии, было бы невозможным без использования современных инструментов – в частности, разработанной НТЦ «Психея» Экспертно-аналитической системы реального времени PsycheaExpertus.

В предлагаемом проекте впервые:

 

 

  • были поставлены задачи не перед отраслью, а перед правительством, формирующим и реализующим государственную политику развития энергетики;
  • цели политики не были отделены от ее задач, а сформировали пусть несовершенное, но «дерево целей»;
  • с использованием комплексных индикаторов определено целевое состояние ТЭК, а не предложен набор производственных показателей, недостижимых при наличных ресурсах;
  • предложены механизмы запланированных изменений, а не приведен хаотичный набор лоббистских пожеланий.

Тем не менее, отрицательный опыт реализации программных документов и укоренившаяся мысль о возможности успешного решения энергетических проблем с использованием «технических» подходов требуют предельно четкого определения приоритетов энергетической политики, способной разрушить влияние «доминантной коалиции» (по Д. Норту), которая, захватив рычаги управления, стремится сохранить за собой право «рентной эксплуатации» энергетических активов.

Почему не шли реформы

Стратегическое значение топливно-энергетического комплекса Украины отрасли и отношений, которые возникают на энергетических рынках, обусловлено не только объемом привлеченных ресурсов, но и  их определяющим влиянием на экономическую и политическую систему страны. За последнюю четверть века было сделано несколько попыток реформировать отечественную энергетику в соответствии с требованиями времени и политическими приоритетами. Но, несмотря на продолжительность процессов, они пока не привели к ожидаемым результатам.

До последнего времени Украина отвергала все логично непротиворечивые варианты для реформирования энергетического сектора, которыми являются:

  • либерализация рынка с переходом на рыночное ценообразование для всех категорий потребителей;
  • открытие рынков и привлечение финансовых ресурсов инвесторов с сохранением сильных государственных энергетических компаний;
  • сохранение централизованной системы управления и энергетических активов под государственным контролем.

Была выбрана модель частичной приватизации при сохранении возможностей государственного регулирования. Принятое при этом управленческое решение заключалось в следующем:

1) государство устанавливает субсидированные цены для населения и компенсирует разницу в ценах, возмещая убытки поставщиков энергии (это принципиальный момент: государство компенсирует фактические расходы энергетических компаний);

2) государство «контролирует» расходы энергетических компаний:

  • ограничивая их способность инвестировать в развитие новой энергетической инфраструктуры и модернизировать существующую;
  • закладывая в бюджет расходы на администрирование механизмов контроля и расходы, обусловленные проблемами государственных компаний;

3) государство вводит «затратную» методологию (фактические расходы плюс допустимый уровень рентабельности) в тарифо- и ценообразовании. Как следствие:

  • в тарифы включаются все фактические расходы, снимая заинтересованность производителей в повышении эффективности деятельности;
  • у энергетических компаний возникает соблазн включить в тарифы завышенные фактические расходы (например, закупая оборудование по завышенным ценам);
  • в бюджет закладываются расходы на поддержку производителей энергии.

Такая модель:

  • стимулировала поставщиков энергии к завышению расходов, убытков и потерь, поскольку увеличивала размеры компенсаций, получаемых от государства;
  • нивелировала заинтересованность компаний в реализации мер по энергосбережению и повышению энергоэффективности технологических процессов, поскольку гарантировала получение ресурсов в зависимости от фактических затрат.

Ситуацию осложняли вмешательство государства в функционирование рынков и многоуровневые тарифы, установленные для различных категорий потребителей и производителей энергии, предоставлявшие недобросовестным поставщикам дополнительную возможность манипулирования, особенно при отсутствии учета (нет ничего удивительного, что власть «не могла» обеспечить полноценный приборный учет потребления энергоресурсов в течение многих лет).

Многолетнее отсутствие позитивных сдвигов в развитии конкурентных рынков, повышении энергоэффективности экономики, использовании собственного энергетического потенциала, диверсификации источников и маршрутов энергоснабжения предопределили критическую уязвимость украинского ТЭК для внешних и внутренних рисков. Гибридная война, развязанная РФ против Украины в 2014 г., превратила эти риски в угрозы стабильному функционированию национальной экономики и существованию Украины как государства. Прямым следствием этого стала необходимость формирования новой энергетической политики.

Нынешние вызовы для нашей энергетики

Устойчивому развитию национальной экономики необходимо надежное и стабильное энергообеспечение по приемлемым ценам. Выполнение этой задачи требует реагирования на вызовы, угрожающие функционированию систем энергообеспечения.

Ключевым из них является неудовлетворительное состояние энергетического сектора Украины, которое постоянно ухудшается из-за морального и физического старения основных фондов. Большая часть генерирующих активов и сетей изношены и малоэффективны. Подавляющее большинство блоков ТЭС требует модернизации или замены, истекает срок эксплуатации большинства атомных энергоблоков. Значительная часть магистральных и распределительных сетей выработали свой ресурс. Выбросы пыли, оксидов серы и азота тепловыми станциями в разы превышают соответствующие нормы развитых стран.

Действующие модели энергетических рынков не позволяют решать даже текущие проблемы. Несмотря на принятие Законов Украины «О рынке электрической энергии Украины» и «О рынке природного газа», оба рынка остаются деформированными.

Ни один из нефте- и газоперерабатывающих заводов Украины не способен конкурировать с предприятиями соседних стран и не имеет ресурсов для масштабной реконструкции. Доля ввозимых нефтепродуктов приближается к 80%, причем доля моторного топлива, выпущенного в РФ и из российского сырья в Республике Беларусь, Литве, Польше, превышает 80% в структуре импорта.

Сохраняется высокая зависимость атомной энергетики Украины от российского поставщика ядерного топлива. Действующая модель тарифообразования не позволяет сформировать достаточный инвестиционный ресурс. Требуют значительных финансовых ресурсов снятие АЭС с эксплуатации, обращение с отработавшим топливом и радиоактивными отходами.

Оккупация части украинской территории привела к возникновению зависимости от импорта угля. Несмотря на отдельные закупки сырья в Южно-Африканской Республике и других странах, дефицитный ресурс поступает преимущественно из РФ и с оккупированных территорий. Считалось, что проблему удастся решить после перехода на определение стоимости энергетического угля по формуле, известной как «Роттердам плюс», однако такие надежды не оправдались. Хотя расчеты по новой методике и обеспечили устойчивую работу угольной генерации на протяжении отопительного сезона 2016-2017 гг., отсутствие четких разъяснений о необходимости ее введения и противоречивые заявления о влиянии методики на стоимость электроэнергии привели к ее неприятию обществом.

Дефицит угля (как годом ранее природного газа) негативно повлиял на экономику, доказав несовершенство национальной системы реагирования на энергетические кризисы. В Украине в условиях избытка установленной мощности продолжает расти дефицит маневренной. Недостаток энергии в пиковые периоды потребления достигает 3 ГВт. Разрыв между потреблением и производством электроэнергии увеличивается, усиливая зависимость от РФ в части балансировки Объединенной энергетической системы (ОЭС).

Не стали первоочередными для правительства задачи повышения энергетической эффективности. В обществе сохраняются стереотипы о наличии избытка дешевых энергоносителей. Население ожидает, что государство будет субсидировать все энергетические затраты и в будущем. В то же время, субъекты хозяйствования не видят необходимости во внедрении технологий с высокими коэффициентами преобразования энергии, поскольку пользуются «затратной» методологией формирования цен и тарифов. Это нарушает рыночный баланс между разными видами энергоресурсов и источниками энергообеспечения, ослабляет конкурентоспособность национальных производителей на мировом рынке.

Эти вызовы требуют от государства способности гарантировать устойчивость энергообеспечения без перехода на ручное регулирование при возникновении малейших проблем. Ситуации, когда нормальное функционирование рынков прерывается на длительное время (в 2014-2017 гг. – более чем на 10 месяцев) после объявления очередных чрезвычайных мер в энергетике, не должны стать обычной практикой.

В энергетике должна заработать система кризисного реагирования, способная не только координировать действия органов власти по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, но и предотвратить их возникновение, в том числе путем резервирования мощностей, дублирования функций и создания запасов энергетических ресурсов, достаточных для бесперебойного функционирования национальной экономики при любых условиях.

Исходя из вышесказанного, Украине необходим переход на новую модель обеспечения энергетической безопасности и развития энергетического сектора.

2221-Shane Rounce Un

Полную версию статьи читайте в «Терминал» №2 (848)

Иллюстрации: Rudy van der Veen Skitterphoto, Shane Rounce Unsplash

Автор:

(Всего статей: 14337)

РедакцияСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player

Дискуссия

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: