Рубрика | Компании, Украина

Виталий Трубаров о приватизации крупнейших госпредприятий

Виталий Трубаров о приватизации крупнейших госпредприятий

После неудачных попыток продажи Одесского припортового завода (ОПЗ) и отставки руководителя ФГИ Игоря Билоуса, его место занял Виталий Трубаров, работающий в ФГИ с 2002 года.

Исполняющий обязанности главы Фонда госимущества Виталий Трубаров рассказал журналу «Фокус» о многолетних неудачах и предстоящих победах ФГИ.

Как сообщил В. Трубаров журналисту издания, в целом работа фонда была политизирована и это влияло на результаты.

«В любом случае Билоусу удалось проделать большую подготовительную работу. Приватизация крупных активов — это не одномоментный процесс. Билоус реформировал структуру подготовки, фонд стал более публичным, сделал шаг навстречу инвесторам. Это справедливо в случае и крупных активов, и малой приватизации. Именно при Билоусе заработал сервис privatization.gov.ua, с помощью которого можно купить госимущество одним кликом мыши», — сказал Трубаров.

По словам и.о. главы Фонда, одна из основных причин трудностей приватизации состоит в том, что потенциальные инвесторы просто не могут разобраться в законодательной базе: приватизационную деятельность регулируют семь законов, под них прописано множество подзаконных актов.

«Одна «абевегедейка», то есть деление объектов на пять категорий, чего стоит (сейчас госактивы в зависимости от их размера и значения для экономики страны делятся на пять категорий: «А», «Б», «В», «Г», «Д», для каждой из которых прописана своя процедура приватизации. — ред). Проработав в ФГИ много лет, я неоднократно видел, как юристы с высочайшей квалификацией увязали во всём этом», — сказал В. Трубаров.

Он выразил надежду, что принятие нового закона о приватизации станет шагом к имплементации неких договорённостей между правительством и Верховной Радой.

«Вопрос продажи гос­активов перейдёт из политической в сугубо экономическую плоскость, и мы сможем делать свою работу. Этим законом мы перечёркиваем всю неразбериху, у нас появляется один документ, который не включает в себя список того, что будет продаваться, а говорит о том, каковы правила игры и процедура приватиза­ции объектов», — сообщил В. Трубаров.

Теперь объекты делятся на две большие группы. Если у предприятия более 250 млн грн активов — это большая приватизация. Всё остальное — малая.

Если раньше существовало пять способов продаж, то останется только два. Для большой приватизации это будет привлечение советников из числа компаний с мировым, европейским именем.

«Например, мы сейчас на финишной прямой выбора советника для приватизации Центр­энерго. Советником по этому активу стал польский филиал EY (в прошлом Ernst & Young. — ред). Они своей репутацией будут отвечать за качество продукта. Идёт отбор советников для остающихся в собственности государства облэнерго и ТЭЦ. Сейчас мы обсуждаем с Кабмином, будет ли один советник для всех энергетических активов, или для каждого свой. Но в продаже крупных активов обязательно примут участие компании с высокой репутацией», — сказал Трубаров.

Объекты малой приватизации будут продаваться через электронные площадки.

«Мы убираем любое воздействие госструктур на факт продажи», — сообщил Трубаров.

Как рассказал и.о. главы ФГИ, в новом законе также сокращается срок исковых требований к процессу купли-продажи.

«Сейчас новый человек, придя во власть, может сказать: «А давайте посмотрим, что у нас было десять лет назад?» Инвесторов это заставляет нервничать. Поэтому мы определяем классический срок давности иска — три года», — сказал В. Трубаров.

Комментируя приватизацию облэнерго, В Трубаров сказал , что в собственности государства оставались блокирующие пакеты, которые на самом деле ничего не блокировали: они лежали мёртвым грузом. ФГИ их продал единственным реальным покупателям.

«Есть вопросы по поводу того, правильно ли мы подготовили к продаже пакеты? Вопросы по методике формирования стартовой цены? Торги были открытыми? Были. Мы ещё с весны активно информирова­ли рынок о готовящихся аукционах. Кто захотел прийти на аукцион, те и пришли. Мы торговались с единственным участником торгов? Торговались. Подняли цену в совокупности более чем на миллиард. Какие тогда претензии к ФГИ?, — сказал Трубаров. — Почему-то критики не замечают очевидную вещь: эти активы полностью контролируются мажоритариями. «Чужаки», зайдя на эти предприятия, не получили бы ничего. И никто этих инвестиций бы не сделал. У нас был выбор: оставить эти блокпакеты лежать мёртвым грузом или продать их мажоритариям и заработать более 3 млрд грн. Мы выбрали второй вариант».

2018-й станет годом самой крупной приватизации за историю страны. Стоит задача получить от продажи госсобственности 22 млрд грн. Эта задача реалистична. ФГИ сейчас выходит на финишную прямую по приватизации ОПЗ и энергетических активов.

«Например, на прошлой неделе на ОПЗ закончилась инвентаризация имущества и начала работать оценочная группа. Уже через месяц они смогут назвать стоимость предприятия, от которой мы будем отталкиваться при определении утверждённой Кабмином стартовой цены. Мы уже сейчас начинаем переговоры с потенциальными инвесторами — привозим их на завод, показываем документацию. То есть продать ОПЗ уже весной следующего года — более чем реально», — считает Трубаров.

В случае Центрэнерго документ о назначении польского филиала EY советником уже на согласовании в Минюсте.

«Как только они ставят там подписи, выходит распорядительный документ Кабмина. Я думаю, неделя-две и советник приступит к работе. Советник приводит в порядок документы, изучает хозяйственную деятельность, проводит аудит и ищет инвесторов, — рассказ Трубаров. — После этого мы выходим непосредственно на подготовку продажи, поэтому сама продажа Центрэнерго состоится уже весной 2018 года».

Как отметил и.о. главы ФГИ, Государственной продовольственно-зерновой корпорацией Украины (ГПЗКУ) сейчас в ведении Мин­агропрома. ФГИ готов приватизировать объект, но не может ничего делать, потому что предприятие не передано. В пуле активов, которые Кабмин собирается передать ФГИ, он есть. Но сказать, когда Фонду передадут объект, сложно.

По Объединённой горно-химической компанией (ОГХК) ситуация такая же. Как только ФГИ передают актив, начнется подготовку к приватизации. На предприватизационный процесс уйдёт около года. То есть при самом благоприятном сценарии эти объекты сможем продать не раньше чем к концу следующего года.

«Что касается Турбоатома, мы перейдём к продаже акций согласно распоряжению Кабмина. Будет это полный пакет или его часть — решения пока нет, — сказал Трубаров. — Что касается последних скандалов о преобразовании формы собственности из ПАО в ЧАО якобы в интересах миноритариев, то мы прописываем в уставе моменты, которые никому не дают никаких преференций при продаже. Продажа будет открытой, прозрачной, и кто больше заплатит, тот и получит актив. Единственный момент — законодательство запрещает продавать госсобственность представителям страны-агрессора. Поэтому вместе с СБУ мы будем изучать структуру собственности потенциальных инвесторов вплоть до реальных бенефициаров. Пока мы не докопаемся до фамилий бенефициаров всех претендентов, процесс дальше не пойдёт», — сказал Трубаров.

Ранее Терминал сообщал, ФГИ планирует в 2018 продажу ОПЗ, Центрэнерго, 6 облэнерго и Турбоатома.

Автор:

(Всего статей: 1323)

Связаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player

Дискуссия

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: