Он от скромности не умрет

Он от скромности не умрет

Обеспечил ли Кабмин энергетическую независимость Украины?

Автору этих строк удалось застать те далекие времена, когда за грамматическую ошибку в указе Президента можно было лишиться работы. Нынешняя «элита» презрительно именует тот период «расцветом преступной власти». Оно и понятно, ведь новое поколение правительственных чиновников не обращает внимания на текст подписываемых документов. Более того, хозяева кабинетов на Печерских холмах сознательно вводят в заблуждение украинских граждан в отношении результатов работы возглавляемых ими органов власти. Цинично прикрываясь «законами военного времени» и «политикой европейской интеграции», Кабмин довел до совершенства деятельность, называемую служебным подлогом. Столь масштабной подтасовки данных в официальном отчете правительства украинская история еще не знала.

Видимо, опасаясь, что когда-то придется отвечать за ушедшие в песок средства, правительство поспешило заявить о реализации главной задачи объявленной год назад «Новой политики» – ни много ни мало, «обеспечении энергетической независимости Украины». Что же понимают под ней отечественные чиновники – те самые, политически грамотные и знающие английский лучше иного американца? Невозможно удержаться, чтобы не привести все перечисленные «достижения».

1. «Обеспечена диверсификация поставок угля: импорт из РФ в 2015 г. составил 628 тыс. т, что на 69% меньше, чем в 2014 г. Импорт из ЮАР в 2015-м вырос на 139% и составил 897 тыс. т (в 2014-м – 376 тыс. т)». Но, позвольте, о какой «диверсификации» может идти речь, если собственная добыча сократилась за год на 39% (энергетического угля – на 35%)? И хотя, по данным Госстата (который так хочется разогнать реформаторам, поскольку он, дескать, «врет»), из ЮАР в январе-ноябре было действительно импортировано 0,84 млн т угля, но из России – не 628 тыс., а 7,1 млн т. Может, правительство имеет в виду антрацит для ТЭС, которого было завезено из РФ 0,78 млн т? Но тогда не сходятся объемы импорта из Южной Африки (0,18, а не 0,90 млн т). К тому же, авторы отчета забыли о такой «мелочи», как стоимость поставок. Несмотря на снижение мировых цен почти на треть, приобретение недостающего топлива обошлось нашей стране всего на 11% дешевле, чем в 2014 г. ($1,6 млрд по сравнению с $1,8 млрд), притом что «стране-агрессору» досталось $0,8 млрд (то есть 49% затраченных средств; год назад – 63%). Что неудивительно, ведь договор на поставку африканского антрацита, обошедшегося «Центрэнерго» не в $57, как планировалось, а $70/т (и это с учетом меньшей калорийности и «забытой» стоимости перевалки) был подписан со швейцарской Mercuria Energy Trading SA, занявшей в 2010 г. пятое место в мире по продажам российской нефти (!).

2. «Целенаправленно реализуются задачи диверсификации поставок природного газа. Общий объем импорта газа в Украину в январе-декабре минувшего года уменьшился на 15,5% до 16,5 млрд куб. м (за соответствующий период 2014 г. – 19,5 млрд куб. м), в том числе из РФ уменьшился на 57,3% до 6,1 млрд куб. м, из ЕС – увеличился в два раза до 10,3 млрд куб. м». Правда, умалчивается, что благодаря непродуманному повышению рентных платежей, инициированному тем же правительством, добыча газа сократилась еще на 3%, объемы поискового бурения уменьшились со 162 до 132 тыс. м, эксплуатационного – со 113 до 99 тыс. м, а сколь-нибудь существенного прироста запасов вообще не наблюдалось. Между тем, именно «увеличение собственной добычи углеводородов» стоит первым заданием «диверсификации путей и источников поставок энергоносителей» в Программе деятельности Кабинета Министров. Да и «увеличение поставок газа из ЕС» – не более чем трюк. Ведь это не результат подписания средне- или долгосрочных контрактов с добывающими компаниями, а приобретение избытка российского топлива у посредников, два из которых являются партнерами «Газпрома» по Северному потоку, еще один тесно сотрудничает с «Роснефтью», а четвертый, по словам одного из украинских экспертов, «торгует всем, что плохо лежит».

3. «Подписано Соглашение об интерконнекторе с FGSZ (Венгрия)». Спору нет: оно действительно заключено и позволяет обмениваться с коллегами информацией о потоках газа, их объемах, сроках прокачки, заказчиках и получателях (хоть и не имеет прямого отношения к диверсификации поставок). Но «Нефтегаз Украины» попросил Европейскую комиссию привести отношения «Укртрансгаза» с операторами ГТС стран-соседей в соответствие с действующим в ЕС законодательством за девять месяцев до утверждения программы деятельности Кабмина. При этом шла речь не только о венгерском, но и словацком, польском и румынском операторах. И где же соглашения с ними?

4. «Потребление газа в 2015 г. уменьшилось на 21%, с 42,6 до 33,8 млрд куб. м». Кабмин предпочел умолчать, почему уменьшился спрос на топливо. А произошло это не благодаря повышению энергоэффективности экономики и реализации программ по энергосбережению. Украина по-прежнему нагревает окружающую среду 40 млн т у.т., вылетающими в трубу в буквальном смысле слова. Сокращение потребления произошло из-за банальной нехватки средств на закупку газа и падения производства (–13% по сравнению с прошлым годом; –16% в отраслях, использующих этот ресурс в качестве сырья).

5. «Проведены мероприятия по привлечению финансовых ресурсов, необходимых для обеспечения накопления топлива в необходимых объемах. К 1 января 2015 г. в подземных хранилищах газа находилось около 13,9 млрд куб. м газа (к 1 января 2014-го – 11,4 млрд куб. м), что на 17,4% больше, чем в 2014 г.». Но в правительстве не могут не знать, что 15 октября прошлого года в ПХГ находилось всего 17 млрд куб. м газа, из которых 2 млрд являлись предметом судебных разбирательств, а еще 5 млрд представляли собой буферный газ. Между тем, в Приложении 20 Плана мер по подготовке объектов топливно-энергетического комплекса к осенне-зимнему периоду 2015/16 гг. и его прохождению четко сказано: «Европейской комиссией рекомендовано, чтобы объемы природного газа, которые хранятся в ПХГ Украины, достигли 20,7 млрд куб. м к 15 октября 2015 г.».

6. «На складах ТЭС и ТЭЦ по состоянию на 1 января 2016 г. накоплено 2 804 тыс. т угля, что больше прошлогоднего показателя на 1 346 тыс. т (1 458 тыс. т)». Забавно, что авторы отчета сравнивают запасы газа по состоянию на 1 января 2014 и 2015 гг., а угля – по состоянию на 1 января 2015 и 2016 гг. Если же привести данные к одной сравнительной базе, окажется, что к 1 января 2015-го угля было накоплено в 2,9 раза меньше, чем к 1 января 2014 г. (1447 и 4239 тыс. т соответственно). К тому же большая часть антрацита оказалась запертой на двух энергетических «островах» – Бурштынской и Луганской ТЭС.

7. «Продолжена диверсификация поставок свежего ядерного топлива на украинские АЭС. Осуществлена поставка запланированной на 2015 г. одной партии ядерного топлива производства компании Westinghouse Electric Sweden AB, которая будет использована для перезагрузки энергоблока №3 Южно-Украинской АЭС. Проводится работа по возможности эксплуатации ядерного топлива компании Westinghouse на энергоблоках №2 Южно-Украинской АЭС, №3 и 5 Запорожской АЭС». Во-первых, «продолжение диверсификации» и «проведение работ» не считаются продуктами или результатами политики. Во-вторых, контракт с Westinghouse подписан задолго до утверждения состава нынешнего правительства (30 марта 2008 г.), а дополнение №13 к нему предусматривает поставку пяти партий американского топлива лишь в 2016 г. И то лишь тогда, «если будут достигнуты положительные результаты тестовых испытаний».

8. «Обеспечено балансирование энергосистемы в условиях перебоев с поставками топлива на тепловые электростанции и снижено потребление электрической энергии за 12 месяцев 2015 г. на 11,6% (без учета Донецкой и Луганской областей – на 3,7%)». Но «балансирование энергосистемы» не входит в функции правительства, которое должно кланяться в ноги американским синоптикам, предсказавшим теплую зиму, и специалистам «Укрэнерго», профессионализм которых позволил компенсировать безалаберность чиновников, незнакомых с принципами антикризисного управления.

9. «Увеличена доля атомной генерации в общем производстве электроэнергии в Украине в 2015 г. с 49 до 56%». Во-первых, до 54%. Во всяком случае, такую цифру приводит Госстат. Во-вторых, изменение структуры генерации стало следствием не политики правительства, а уменьшения выработки энергии на ТЭС из-за дефицита топлива (о чем упоминается в предыдущем «достижении» Кабмина). В-третьих, увеличение доли атомной генерации – это провал политики, поскольку отечественная энергосистема и так испытывает дефицит маневренных мощностей, а регулировать частоту в сети гигаваттными атомными блоками – это уж слишком!

10. «Оптимизирована формула для расчета стартовой цены на специализированных аукционах по продаже сжиженного газа для нужд населения, что привело к снижению стоимости сжиженного газа». Довольно сложно понять, почему это «достижение» отнесено к «обеспечению энергетической независимости». Особенно если вспомнить, что семь лет назад потребность нашей страны в пропан-бутане удовлетворялась за счет собственного производства. Теперь же Украина импортирует 59% сжиженного газа, а специализированные аукционы по его продаже монополизированы несколькими компаниями, не располагающими материально-технической базой для хранения и транспортировки этого ресурса, а также наполнения и обслуживания бытовых баллонов. Следствием этого стал неконтролируе­мый переток значительных объемов пропан-бутана в коммерческий сегмент рынка, позволяющий продавать его с газовозов и «серых» АГЗП, которых уже больше, чем легальных заправок.

Увы, об этой стороне «энергетической независимости Украины» в отчете умалчивается, как не сказано в нем о 80…85-процентной зависимости Украины от импорта бензина и дизельного топлива, 50 и 75% которых завозится из стран Таможенного Союза. Вновь проигнорирован тот факт, что, оказав давление на Республику Беларусь (напрямую или через российских акционеров Мозырского НПЗ), Москва способна заблокировать две трети поставок, необходимых украинской экономике. А ведь такой шаг приведет к образованию дефицита в размере до 6 млн т в год, который можно компенсировать за счет резервов лишь на четверть. Поскольку нефтепродукты являются инфраструктурными товарами, их недостаток приведет к кумулятивному росту цен на товары и услуги, снижению и так невысокой платежеспособности населения и усилению социального недовольства, в первую очередь в восточных и южных регионах страны.

Так обеспечил ли Кабмин «энергетическую независимость Украины»?

К сожалению, это словосочетание используется политиками, «когда им нечего сказать». Ведь даже в 2000-х наша страна зависела от импорта топлива и энергии меньше большинства государств Европы – от Литвы и Латвии до Италии с Испанией (хоть и больше, чем ЕС в целом благодаря наличию энергопрофицитных Дании и Великобритании). Зависимость Украины от поставок органического топлива составляла около 60%, тогда как для ЕС этот показатель равнялся 53%. Уровню нашей страны примерно соответствовали такие государства Европы, как Германия (59%) и Австрия (69%). При этом доля собственной добычи в потреблении газа Украиной в 2015 г. достигла 55%, тогда как в Австрии, Венгрии, Германии и Италии она не превышала 20%, а Испания, Чехия и Словакия газа вообще не добывали.

Еще хуже обстоит дело с диверсификацией. Лишь у Бельгии, Германии, Италии и Франции доля крупнейшего импортера не превышает 40%, тогда как у Испании больше половины импорта приходится на Алжир, а Венгрия, Австрия, Чехия и Словакия покупают в основном российский газ. Таким образом, правило, в соответствии с которым максимальная доля поставок энергоносителей из любой страны, не входящей в ЕС, не должна превышать 30% для каждого из членов Союза (Регламент 1775/2005, Директивы 2005/89/ЕС, 2004/67/ЕС), соблюдается не всеми. И то обстоятельство, что до 2014 г. наша страна зависела от импорта российского газа на 40…60%, на общеевропейском фоне выглядит обычным.

Другое дело, что в Украине:
не обеспечена энергетическая безопасность, то есть состояние, при котором:
– гарантировано достаточное, надежное и безопасное энергетическое снабжение;
– невозможно оказать давление на лиц, принимающих решения в энергетической сфере;
– минимизировано воздействие на окружающую среду;
– в целом отсутствует социальная напряженность;
не решены задачи:
– оценки текущего состояния энергетики относительно предельного или идеального, установления на этой основе уровня экономической безопасности и разработки мер по его повышению;
– сравнения состояний в различные периоды для определения тенденций, оценки реализованных мер или воздействия дестабилизирующих факторов;
– выбора решений, наилучших для обеспечения энергетической безопасности, при прогнозировании развития экономики и страны в целом.

Это не позволяет:
— разрабатывать мероприятия по повышению энергетической безопасности и/или нейтрализации угроз и оценивать их результаты;
— прогнозировать состояние энергетической безопасности при различных сценариях;
— выбирать наилучший вариант развития страны с учетом обеспечения ее энергетической безопасности.

В правительстве, похоже, не понимают, что высокая энергоэффективность экономики важнее энергетической независимости. Между тем, Украина расходует на выпуск единицы продукции вчетверо больше энергии, чем любая из стран Старой Европы. Даже с учетом паритета покупательной способности и климатических условий на 1 кВт · ч потребляемой в Украине энергии приходится $1,7 ВВП, тогда как в Польше – $3,9, а в ФРГ – $4,5. (В некоторых публикациях говорится, что на $1 ВВП Украина тратит впятеро больше энергии, чем Польша, и в 22 раза, чем ФРГ.) Если же оценивать эффективность использования энергии величиной валового национального продукта, полученного при сжигании 1 кг условного топлива, то с показателем $0,5…0,6 наша страна разделит с РФ последнее место среди государств со сходными климатическими условиями (в Польше – $1,7, в ФРГ – $7,7). За годы независимости это соотношение почти не изменилось, что свидетельствует о консервации технологий во всех отраслях экономики. Столь же низкой является энергоэффективность лишь одной страны – РФ. Но если наша агрессивная соседка, располагая огромными запасами энергоносителей, может себе это позволить, то Украина, потратившая с 1999 г. свыше $120 млрд на закупку нефти и газа, поступать так не имеет права.

За последние двадцать лет потребность мира в энергии выросла вчетверо. В настоящее время человечество потребляет свыше 11,2 млрд т нефтяного эквивалента, что в 22 раза больше, чем в 1900 г. При этом наблюдается опережающий (в пропорции 2:1) рост потребностей в энергии по сравнению с увеличением численности населения. Уровень энергетического развития отдельно взятых стран и мира в целом становится определяющим показателем для экономики и общества.

Почему же нынешние чиновники с таким упорством цепляются за миф об энергетической зависимости, ежегодно выводя из Украины в уплату импортных (сперва российских, а теперь – «европейских», американских, южноафриканских) ресурсов десятки миллиардов долларов, но не стимулируя собственную добычу и развитие малых, «рассредоточенных» источников, предоставляющих энергетическую и финансовую независимость отдельным гражданам и субъектам хозяйствования? Ответ тривиален: такая политика позволяет сохранить централизованное управление и армию бюрократов, не несущих никакой ответственности за нынешние и будущие решения.
В общем, картина вырисовывается неприглядная.

Автор:

(Всего статей: 524)

Заместитель директора по специальным проектамСвязаться с автором

Если вы нашли в статье ошибку, выделите ее,
нажмите Ctrl+Enter и предложите исправление

РЕКЛАМА

  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player
  • You need to upgrade your Flash Player

Дискуссия

Архивы

РЕКЛАМА

Использование материалов «http://oilreview.kiev.ua» разрешается при условии ссылки на «Терминал».

Для интернет-изданий обязательна прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в первом абзаце на конкретный материал.


Please leave this field empty.

Ваши Имя Фамилия (обязательно):

Ваш контактный телефон:

Ваш E-Mail (обязательно):

Ваше сообщение:

Исправить это! :)

Ошибка:

Как правильно: